?

Log in

No account? Create an account
Имя акад. Д.С. Лихачева окружено множеством прекраснодушных мифов. В России и за рубежом, он считается недостижимым простым смертным идеалом высочайшей нравственности русской интеллигенции. Совесть нации! Этот почетный титул должен носить кристально честный, чистый, неподкупный человек с самыми высокими моральными принципами. Попробуем разобраться, в том, как его можно было заслужить, продираясь сквозь тома панегирики и личные воспоминания, Итак, кем же на самом деле был Д.С. Лихачев,и как у него самого дело обстояло с совестью?

Пропустим детские и юношеские годы нашего подзащитного – они малоинтересны.

Первое, что настораживает так, это причины его ареста. Во всех источниках скупо сообщается, что, мол, «арестован в 1928 г. за участие в студенческом кружке «Космическая академия наук», где незадолго до ареста сделал доклад о старой русской орфографии, «попранной и искажённой врагом Церкви Христовой и народа российского». А еще был членом кружка "Хильфернак" (что расшифровывается как Художественно-литературно-философско-религиозно-научная академия).

Справка: «На сегодняшний день известно, по крайней мере, одиннадцать тайных масонских или полумасонских организаций, действовавших в СССР в 1920-е гг., это: “Единое трудовое братство”, “Орден мартинистов”, “Орден Св. Грааля”, “Русское автономное масонство”, “Воскресенье”, “Хильфернак”, “Космическая Академия наук”, “Братство истинного служения”, “Орден Света”, “Орден Духа”, “Орден тамплиеров и розенкрейцеров”. Восемь первых из них находились в Ленинграде. “Орден Света” объединял в своих рядах московских “братьев и сестер”.

Среди членов “Космической Академии” были П.П. Мешков, А.В. Селиванов, В.Т. Раков, А.С. Тереховко, Н.Е. Сперанский, А.М. Миханков, 3.К. Розенберг и Д.С. Лихачев. Особенностью кружка являлось то, что с внешней стороны все в нем было как в настоящей Академии: свой президент, непременный секретарь, академики. В идейном же отношении “Космическая Академия наук” близка к организации А.А. Мейера.

8 февраля 1928 г. ее члены были арестованы. Всего по делу “Братства Серафима Саровского” и “Космической Академии” проходило 40 человек, из которых тридцать были осуждены. Наиболее суровое наказание – 5 лет концлагерей – понесли руководители и наиболее деятельные члены этих организаций – И.М. Андриевский, 3.К. Розенберг, Д.С. Лихачев, И.Е. Аничков и др. – всего 9 человек. Прочие были высланы в отдаленные местности страны сроком на три года».

Из воспоминаний нашего подзащитного узнаем много чего интересного, в том числе и то, что он сам считал арест неким недоразумением («Это недоразумение, скоро выяснится, я быстро вернусь»). А что по факту? Немного покопавшись в документах, можно узнать, что он загремел по ст. 59 (часть 7) тогдашнего УК РСФСР – «Пропаганда или агитация, направленные к возбуждению национальной или религиозной вражды или розни, а равно распространение или изготовление и хранение литературы того же характера». Ему инкриминировалась и ст. 58 (часть 10) «антисоветская агитация с использованием религиозных и национальных предрассудков масс» (якобы за чтение комических лекций в якобы полушуточной «Космической академия наук»). Однако отшутиться не получилось, таки получил пять лет!

Кроме того, вдруг, оказалось, что следователь вызывал на допрос нашего подзащитного всего один раз («допрос стал единственным»). Из этого может следовать только то, что наш «студент» вел себя на допросе крайне образцово и примерно и со следствием активно сотрудничал.

Лихачевы свидание 1929_3
«Юноша с грустными и добрыми глазами», совсем не похожий на заключенного Соловецкого лагеря особого назначения, и не менее гордые родители. И подпись: «Свидание с родителями. Соловки. 1929 г.».
Пропустим неполживые «воспоминания» нашего подзащитного о том, как он сидел в тюрьме и как его этапировали в Соловецкий лагерь особого назначения (СЛОН), а обратимся к фактам и обыденной реальности. К счастью, сохранились фотографические карточки, которые об этих событиях напоминают и позволяют кое-что понять.

Лихачев зэк-3
Вполне хорошо одетый и прилично выглядящий заключенный (больше, правда, похожий на комиссара, на тех, которые «в пыльных шлемах»), и имеющий, да-с, возможность ходить и самостоятельно сниматься в местной фотографии… УСЛОН, фото 1930 г.

Во-первых, есть еще несколько фотографий оттуда («из ада») – на одной них запечатлен вполне себе нормально выглядящий молодой человек, одетый вполне себе прилично в кепи, бушлат, свитер и сапоги, следов недоедания и изнеможения не наблюдается – не то что заключенные 1937-1938 гг. в рваных ватниках и опорках, вкалывающие на стройках Гулага. На двух из них заключенный Лихачев – вместе матерью и отцом, приехавшим навестить сына в заключении(!). Во-вторых, заключенный Лихачев пользуется определенными лагерными свободами – свободно передвигается по лагерю и даже покидает стены спец.учреждений – фотографируется в местном фотоателье, снимает комнату для свидания с приехавшими родителями, принимает участие в деятельности Соловецкого общества краеведения, на досуге даже пишет научные статьи и публикует их в лагерном журнале «Соловецкие острова». В-третьих, как сообщают некоторые источники, он, вдруг, становится сотрудником некого криминологического кабинета(!). А что это такое? Оказывается, это такой отдел при лагере, в котором проводился анализ состояния преступности, ее причин, обследование с точки зрения психологии, физиологии и социологии преступников, естественно находившихся в СЛОНе. Наконец, он помогал на месте создавать первую в стране внутрилагерную трудовую колонию для подростков(!!). И тут нас начинают терзать совсем смутные сомнения: а был ли он вообще заключенным? Неужто, после того, как наш подзащитный согласился сотрудничать со следствием еще в Ленинграде сразу после ареста, его таки завербовали и он стал работать на органы под прикрытием??

Кроме того, как только Д.С. Лихачев в 80-х гг. появился на экранах телевизоров – многие сразу поняли, что этот человек – мутный. Наверное, потому, что застали в живых настоящих политических заключенных, которые вышли из тюрем и лагерей в конце 50-х начале 60-х. А его рассказы про то, что он типа несколько раз был в «расстрельном списке» и всегда каким-то чудом избегал расстрела, рассчитаны совсем на доверчивых лохов и вызывают смех. То спрятался в поленнице с дровами, то был с родителями на свидании (sic!), когда за ним приходили. Уж если и был в списке, то бдительные чекисты обязательно бы привели приговор в исполнение. Это еще больше укрепило веру в ненастоящего Лихачева…

ScreenShot776
А вот для сравнения фотографии реальных заключенных из архива НКВД (слабонервных просьба не смотреть).


Дальше становится еще интереснее, в 1932 г. Д.Лихачева досрочно освобождают (без ограничения/поражения в правах за успехи в труде(!) – но какие?), а в 1936 г. с него снимаются все судимости – таки перековался и исправился! И это во времена, когда репрессии в СССР только набирают обороты.

Материалы уголовного дела на Д.С. Лихачева до сих пор не опубликованы, его нет даже на сайтах Мемориала и «Бессмертный барак», и видимо неспроста. Поговаривают, что где-то в архивах пылится объяснительная записка в дирекцию ИРЛИ – Пушкинского Дома АН СССР о том, что делал в лагере ударник, тов. Лихачев.

Блокадником он пробыл всего лишь 9 месяцев, после чего быстренько уехал в эвакуацию в Казань, чудесным образом попав в спецсписки АН СССР. По рукам ходит интересная история о том, как Лихачевы, подавшись панике, прячут дочь. В эвакуацию та не попадает и остается в блокадном Ленинграде... Позже в своих воспоминаниях, Лихачев продолжает с гордостью описывать этот «подвиг», мол, как здорово они обманули власть.

в 1941 в Ботсаду
Чета Лихачевых на прогулке в ботаническом саду,
осень 1941 г., Ленинград, война, блокада…


На юбилей Д.С. Лихачева в Законодательном собрании СПб прошла выставка, на которой кое-кому попалось кое-что интересное, в частности, докладная сотрудника НКВД, опрашивавшего Лихачева в блокадном Ленинграде (цитируется по памяти): «Высказывает пораженческие настроения. Уверен в скором взятии Ленинграда фашистами. Выражает готовность к сотрудничеству с оккупационными властями»…

А с 1938 г. начинается резкий карьерный взлет – после этого он непрерывно вплоть до смерти (в 1999 г.) коллекционирует различные должности, звания, членства, награды. В сталинском СССР защитил две диссертации подряд (июнь 1941 и 1947 гг.), был избран членом-корреспондентом (1953), а затем академиком АН СССР (1970). И ухитрился в 1952 г. даже поиметь Сталинскую премию, а также стать в 1986 г. Героем Социалистического Труда. Д.С. Лихачев являлся иностранным членом академий наук Болгарии, Сербии, Венгрии, Британии, Австрии, Германии и США; почетным доктором 12 известных европейских университетов. Считается автором около 500 научных трудов. И что в этих трудах? Небезызвестный поэт-публицист Д.Быков полагает: «Большинство профессионалов считают, что крупных научных открытий Лихачевым не сделано, говорить о его собственном научном методе нельзя и вообще лучшие свои работы он написал не в качестве исследователя, а в качестве популяризатора». Так ли это? Скорее всего, да, он близок к истине, ибо для того, чтобы в науке открыть что-то новое, даже в гуманитарной, которые, на наш взгляд, несколько субъективны, не надо строчить 500 научных трудов, большинство которых по большему счету есть самокопирования и переиздания ранних работ.

И да, более 40 лет акад. Д.С. Лихачев безраздельно царствовал в Пушкинском Доме, диктуя, кого и куда нужно выбирать, кого и куда посылать и направлять, кого, как и где печатать, кого и чем награждать, кого увольнять, а кого не аттестовать. Он часто действовал через партбюро и профком, аттестационную комиссию, комиссию по международным связям, имея там своих людей. Он помогает разгромить альтернативную точку зрению на “Слово о полку Игореве” московского проф. А.А. Зимина; его трудами концепцию Зимина раскритиковали на заседаниях в Отделении исторических наук АН СССР в октябре 1964 г. Более того, постепенно академик скатывается к некоторой русофобии – это его поддержка нападок на сборник В. Ганичева «О Русская земля», выступления с осуждением позиций ряда русских писателей, например, В.Распутина и В. Белова, которых он причислял к ксенофобам. В целом и научные достижения академика неоднозначны, как, впрочем, и всё в гуманитарных науках.

В 1980–1990-х гг. наука как таковая перестает его интересовать, он бросается в публицистику, за ним числят около 600 публицистических трудов. В своих статьях, интервью, выступлениях он поднимает темы охраны памятников культуры, экологии культурного пространства, исторической памяти как нравственной категории, много сил отдавал работе в созданном по его инициативе Советском (Российском) фонде культуры, который, однако, находился в Москве. Однако что-то было в его публицистике настораживающее. В сознание людей он настойчиво внедрял мысль, что «дышать становится легче», говорил, что права человека дороже всего на свете, что национальными ценностями можно пренебречь ради общечеловеческих, что патриотизм как бы уже и не нужен, отстаивает т.п. либерастические идеогеммы.

Лихачев и горбачева

Знаковая фотография: Д.С. Лихачев и Р.М. Горбачева, председатель
и заместитель, просуществовавшего всего несколько лет
Советского фонда культуры. 1989 г.


Весной 1989 г. до акад. Д.С. Лихачева дотянулся “Фонд Сороса”, с его одобрения было подготовлено и заключено  соглашение с Советским фондом культуры во главе с самим любимым и Р.Горбачевой. В результате возникла некая ассоциация “Культурная инициатива” с почти неограниченным кругом полномочий, в числе проектов которой было «изучение истории» сталинского периода, создание «новых учебников», работа по реабилитации диссидентов и т.п.

Хотя его откровенный роман с властью, тогда еще КПССэсовской, начинается в 1970-х гг., при с Горбачеве, а затем и Ельцине он и быстро перекрашивается из советского патриота, в «либерального националиста», пропагандиста, демократизатора, протаскивателя сомнительных западных идей. Засветился на ряде важных должностей в фонде Сороса, Выборе России, в американо-российской программе «Открытый мир», Пен-клубе...

Лихачев с пальцем
Либеральный националист:
«Многие убеждены, что любить Родину — это гордиться ею. Нет!»
«На самом же деле Россия — это никакая не Евразия»
«Общенациональная идея в качестве панацеи от всех бед - это не просто глупость. Это крайне опасная глупость»


Интересно вспомнить историю награждения академика Орденом св. Андрея Первозванного в октябре 1998 г. В правительственных кругах в числе первых кандидатов назывались имена демократа-виолончелиста М.Ростроповича, генерала-усмирителя Белого дома А.Романова и акад. Д.Лихачева. Б.Ельцин выбрал Лихачева за то, что тот «оказал ему неоценимые услуги» при захоронении останков царской семьи в СПб 17 июля 1998 г., «призвав покаяться над царственными костями» - его, закоренелого партноменклатурщика, который в 1977 г. отдал приказ уничтожить Ипатьевский дом в Свердловске.

Лихачев награждение

Апофеоз: ворон ворону глаз не выклюет. Фото 1998 г.

Естественно у нашего подзащитного имелись счета с кругленькими суммами в различных банках, которые как говорят злые языки, образовались за счет сверхгонораров от многочисленных переизданий своих, уже много раз изданных трудов.

Казалось бы, все шло хорошо, плоть от плоти советский человек, успешный советский ученый, достигший высшего признания, но тут случается перестройка, а затем и развал СССР, и нашего героя вдруг понесло… в разных интервью он, то ярый антисоветчик, то русофоб, то «непокоренный сиделец Соловков», то «борец со сталинским режимом», то «легендарный блокадник». И, наконец-то, высидел звание «совести нации»... Биография Лихачева весьма типична для удачливого представителя конформистской советской интеллигенции, оторвавшейся от народа и его исторического сознания, приспособляющейся к любой власти лишь бы уцелеть и плодить себе подобных. Акад. Лихачева можно отнести к тем типам, которые “не то, чтобы ненавидят Россию, но при случае очень даже её любят”. Высшей ценностью для них является не отечество, не конкретный народ и его культура, а некие верхние ценности, которые служат послушным и благодатным материалом для всех антирусских и антироссийских акций, проводимых под флагом демократии.

Лихачев и Тулуп
Совсем несмешной и неуместный маскарад: Д.С. Лихачев до самой
смерти хранил тулуп, в котором он, якобы, ходил в лагере на Соловках;
он периодически красовался в нем перед репортерами, чтобы помнили.


На примере судьбы акад. Д.С. Лихачева также хорошо видно, что ложные, масонские по своей сути, духовные ориентиры его молодости, все дальше и дальше уводили его от русской национальной почвы, русского национального идеала. Результаты подобной эволюции нашей интеллектуальной и творческой элиты сегодня хорошо известны.

Вот такая вот странная была советь нации… Уж, даже мне, Сатане не понятно, как по капле выдавливая из себя раба, можно выдавить и интеллигента…


По критическим материалам:

Дмитрий Сергеевич Лихачев - мелкий обыватель, питерский мещанин, склочник? https://burckina-new.livejournal.com/900293.html
https://remi-meisner.livejournal.com/180538.html
http://begunov.spb.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=237
http://dazzle.ru/spec/snlrvtal.shtml
https://stalic.livejournal.com/805570.html
А. Разувалова: Писатели-«деревенщики»: литература и консервативная идеология 1970-х годов.
В.Брачев "Тайные масонские общества в СССР"http://korolev.msk.ru/books/dc/brachev1817.html
http://ruskline.ru/analitika/2011/05/12/vydavlivat_iz_sebya_po_kaple_intelligenta/

По апологетическим материалам:

http://philologist.livejournal.com/8623787.html

https://philologist.livejournal.com/2997371.html
http://vm.ru/news/2015/11/27/tajna-dmitriya-lihacheva-304454.html
http://writers.aonb.ru/lixachev-d.s.html
http://mysea.livejournal.com/3548448.html
http://www.world-war.ru/vyderzhu-eto-vyderzhu-vsyo/
http://mirkultura.ru/velikie/dmitriy-sergeevich-lihachev/
http://rusk.ru/st.php?idar=61668
http://www.aroma-azbuka.ru/pages/page.php?page=433-1
https://bigslide.ru/literatura/13026-podvizhnik-russkoy-kulturi-d-s-lihachyov.html
http://2006.novayagazeta.ru/nomer/2006/90n/n90n-s37.shtml
«Великий ученый», «гений», «выдающий генетик», «гордость отечественной науки», - пестрят заголовки, как монографий и журнальных публикаций, так и интернетовских статей, про Н.И. Вавилова. Давайте, непредвзято, опираясь только на официальные документы (биографии, список публикаций, материалы следственного дела НКВД и др.), посмотрим, кем же на самом деле он был.


Vavilov
Николай Вавилов на пике своей карьеры
(видны следы ретуши). Фото 1933 г.


Первое, что бросается в глаза так это то, что у Н.И. Вавилова не было никакой научной степени (ибо никто не дает конкретную информацию о том, где и когда Вавилов защищал магистерскую или докторскую диссертацию – однако есть интернет-исследование на эту тему – см. ссылку в конце). Википедия скромно про это сообщает следующее: «В 1915 г. Вавилов сдал магистерские экзамены, но магистерской диссертации не защищал. В 1918 г. Вавилов готовил в качестве магистерской диссертации монографию «Иммунитет растений к инфекционным заболеваниям», однако защищена она не была, поскольку в октябре 1918 г. была отменена система учёных степеней». Возможно, тогда это было в порядке вещей, но чтобы сейчас стать академиком вообще без какой-либо степени – это как широко шагаешь – совсем штаны порвешь.
Считается общепринятым, что Н.И. Вавилов был блестящим ученым, на десятилетия опередившим мировую науку. Однако об этом в настоящее время можно судить по списку опубликованных работ самого подзащитного. Из этого списка видно, что его оригинальное научное наследие в рецензируемых научных журналах крайне мало՛. В основном за ним числятся компиляционные статьи в сборниках, многочисленные предисловия, введения, вводные слова, некрологи, рецензии, научная апологетика, доклады и выступления на конференциях, сессиях васхниловских и партийных мероприятий, статьи в научно-популярных журналах и агитационные статьи в советских газетах. Встречаются, и такие, например, как «Кукурузу - на социалистические поля», совсем абсурдные как «Посевы риса с аэроплана» и много агитационных типа «Социализм и наука неразрывны»…
В итоге, анализ прижизненных научных работ (значимыми из них можно признать всего один-два десятка, причем, две из них на англ. и одна на немец.) и 6 компиляционных монографий (одна на англ.), показывает, что их, во-первых, совсем немного, а, во-вторых, выдающихся среди них – почти совсем нет. Как «генетик», Вавилов, пожалуй, отметился только в научно-популярных брошюрах и докладах типа «Генетика на службе социалистического земледелия». Он, конечно, не современный «титан научной мысли», такой как академик-многостаночник-компилятор К.Я. Кондратьев с его 1500 публикациями и 200 монографиями, однако для выдающегося ученого – совсем-совсем не густо.
Однако, что нового сделал в науке Н.И. Вавилов? Во-первых, ему приписывают создание учения об иммунитете растений. Однако общие основы учения об иммунитете живых организмов заложили Пастер и Мечников, а наш подзащитный, скорее всего, лишь распространил его на растения, как на частный случай. Кроме того, это его «учение», базируется всего лишь на одной работе, опубликованной в 1914 г. Где и когда был получен, обобщен и опубликован собранный экспериментально-исследовательский материал – бог весть. Но даже если и так, то к генетике эта работа никакого отношения не имеет.
Далее, Н.И. Вавилову инкрементируют закон «гомологических рядов в наследственной изменчивости» или, чтобы было понятно, по-русски – «параллельной изменчивости разных видов растений». Его формулировка и объяснение, например, в Википедии настолько непонятны, что даже человеку, умудренному в науке, сложно уяснить, в чем заключается суть этого закона. Он опять публикует всего лишь одну работу; и что интересно, остальные предваряющие публикации и дискуссионные материалы по этой проблеме – отсутствуют. Но, главное не это, а то, что по мере развития науки формулировка закона подвергалась «дальнейшему развитию», т.е. корректировалась (sic!). Некоторые борзописцы, такие, например, как Ж. Медведев, в пылу полемики даже утверждали, что этот закон сродни таблице Менделеева… Однако он основан на классической эмпирической ботанической классификации и, увы, к генетике тоже никакого отношения не имеет.
То же самое можно сказать и про «учение о центрах происхождения культурных растений». Здесь Н.И. Вавилов совсем не оригинален и вторичен. Ибо еще в 1883 г. швейцарский исследователь А. Декандоль в общих чертах установил основные географические районы первоначального происхождения основных культурных растений, обобщив всё в своей фундаментальной книге «Происхождение культурных растений», которая стала основным научным трудом в этой области. Может, единственное, что полезного сделал Н.И. Вавилов в рамках этой научной проблемы, так это собрал и добавил некоторое количество обобщающего и уточняющего материала, а также продолжал её планомерно исследовать в 1926-1939 гг. Но и это чисто ботанико-географическое исследование.
Что однозначно, можно поставить в заслугу Н.И. Вавилову, так это то, что он и его сотрудники собрали крупнейшую в мире коллекцию семян культурных растений, насчитывающую в 1940 г. 250 тыс. образцов. А это удалось Вавилову только потому, что он путешествовал немало и за 15 лет сумел побывать почти в 110 ботанико-агрономических экспедициях во многих странах мира. Нет смысла перечислять все эти страны, достаточно взглянуть на собственноручно написанную справку в НКВД, – Н.И. Вавилов, кажется, был везде, за исключением Австралии и Антарктиды.
Тем не менее, всем должно быть вполне очевидно, что Н.И. Вавилов совершал эти крайне дорогостоящие для тогдашнего СССР экспедиции, не за свой личный счет или счет каких-то благотворительных фондов. Все расчеты проходили в золотых советских рублях или в валюте, а финансирование осуществлялось через Совет народных комиссаров СССР (сегодняшний Кабинет министров), его председателя А.И. Рыкова и с подачи наркомов земледелия. И, наконец, задачей всех этих экспедиций был не сбор абсолютно всех семян культурных растений как таковых, а сбор вполне конкретных, способных поднять урожайность с/х культур в СССР. Однако история пока умалчивает об общей сумме, истраченной СССР на научные экзерсисы ученого-ботаника.

сотрудники НИРа
Сотрудники будущего ВИРа Н.Вавилова, среди них В.Писарев, впоследствии
еще один «доброжелатель» директора (второй слева); в центре - «московский
надзиратель от науки» Н.Горбунов и его жена. Фото 1925 г.


А кстати, а какие отношения у Н.И. Вавилова были с Советской властью? До поры до времени вполне даже «взаимные». В СССР он занимает огромное количество оплачиваемых научно-бюрократических должностей. Он и академик АН СССР, и АН УССР, и ВАСХНИЛ; президент (1929-1935 гг.), а затем вице-президент (1935-1940 гг.) ВАСХНИЛ, президент Всесоюзного географического общества (1931-1940 гг.), основатель (1920 г.) и бессменный директор Всесоюзного института растениеводства (ВИР) в Ленинграде (1930-1940 гг.) и одновременно директор Института генетики АН СССР (1930-1940 гг.) в Москве. Член Экспедиционной комиссии АН СССР, член коллегии Наркомзема СССР, член президиума Всесоюзной ассоциации востоковедения. В 1926-1935 гг. он член Центрального исполнительного комитета (ЦИК) СССР, в 1927-1929 гг.  член Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета (ВЦИК), депутат Ленинградского Совета депутатов трудящихся (с 1926 г.). Был также почётным членом 7 иностранных научных обществ, иностранным членом Лондонского королевского общества, почётным доктором (будучи без степени) четырех университетов/академий и членом-корреспондентом двух зарубежных академий. Совсем не слабо, да!? Вот откуда пошли бюрократы-академики из современной РАН – прямой дорожкой от нашего подзащитного!… Ну, вот например, как можно руководить двумя институтами, расположенными в двух разных городах (ВИРом в Ленинграде и Институтом генетики в Москве) – а Н.И. Вавилов утверждает, что можно, и смело берется, при этом он еще и по полгода, а иногда и больше, вообще не появляется в СССР!
Заняв большое количество, как потом выяснится, никому ненужных должностей, в 1930-х гг. Н.И. Вавилов утрачивает интерес к живой науке и становится заправским советским бюрократом от неё. Он активно выступает с многочисленными докладами про сельское хозяйство, занимается прожектерством, редакторствует, ездит по стране, печатается везде, где только можно. Однако дела в его собственной Alma Mater идут все хуже и хуже – на повестку дня всплывает вопрос «а что там у вас, гражданин ученый, с урожайностью»?


Мичурин и Вавилов
«Морганист-вейсманист» Николай Вавилов, среди мичуринцев… в лице самого Ивана Мичурина. Обращаем внимание на крайне подозрительного Александра Бондаренко, вице-президента ВАСХНИЛ (крайний справа), автора будущего доноса-разгрома. г. Козлов, 1932 г.

В 1933 г. прозвучал первый звонок: на него, как директора ВИР, поступили показания. О том, что в Москве не довольны работой института, им возглавляемого, он узнает от С.Кирова, 1-го секретаря Ленинградского обкома ВКП(б). Затем и СНК СССР признает работу ВАСХНИЛ и ВИРа неудовлетворительной. В связи с этим в 1934 г. Н.И. Вавилову был запрещён выезд за границу, отменено празднование 10-й годовщины ВИРа и 25-летия его научно-общественной деятельности. Однако доносы и жалобы продолжают поступать, и не только от платных осведомителей, как сейчас стали утверждать, но и от тех, кто реально хотел улучшить работу ВИРа. А вот интересно почему?

Дальнейшие действия Н.И. Вавилова становятся понятными, если вспомнить, что происходило вокруг ВИРа. Этому институту и его филиалам выделены огромные средства, зарплату получают около 5 тыс. человек. Уже в начале 1930 г. стало ясно, что ВИР сельскому хозяйству практически ничего не дал – его стали проверять, тем более сотрудники постоянно писали жалобы, а директор постоянно находился за границей. Кто руководил институтом и ВАСХНИЛ при почти постоянном отсутствии руководителя, было не ясно. Как отмечают исследователи, длительное отсутствие директора, вызванное проведением экспедиций, привело к росту негативных тенденций в руководстве институтом, росту центробежных устремлений, к критике основных исследовательских тем, к отрыву от практики. А ведь ВАСХНИЛ и НИР создавались, как чисто прикладные научные учреждения. Становится также понятно, что миллионы рублей, выделенные на повышение урожайности отечественных с/х культур и для создания ряда специализированных НИИ, ушли на поездки по миру с целью создания некоего фонда семян, ценность которого в тогдашних условиях была малопонятна, а научно-практических результатов нет. Налицо нецелевое использование выделенных бюджетных средств. Ситуация вокруг Вавилова становилась очень сложной. Марксистки настроенные сотрудники писали статьи-доносы в газеты и открыто критиковали действия руководства института и ВАСХНИЛ.

Заметим здесь, что не надо кривить душой – вполне очевидно Н.И.Вавилов был попутчиком Советской власти – так сказать «обертка кондово-советская», а «нутро – антисоветское, гнилое»… Он сознательно выбирает путь сделать в СССР карьеру, жить и работать в свое удовольствие, обещать правительству и обществу все что угодно, и под любыми предлогами не выполнять обещания, и даже не появляться в стране. Вот, что он, например, говорил, важным чиновникам из Совета народных комиссаров, «какие песни пел», выбивая очень крупные суммы денег на свои научные путешествия в то время, когда страна ликвидировала последствия гражданской войны, разруху, голод, болезни, всеобщую неграмотность? Небось, ничтоже сумняше, обещал повысить урожайность с/х культур и накормить от пуза весь СССР. А вот когда возвращался, то свои обещания быстренько забывал. Предпочитал заниматься чистой наукой, отвлеченными вещами, быть над схваткой. Но кто-то всё помнил, пытался всё настойчивее узнать про обещанное повышение урожайности. Поэтому, как ни странно, он как за соломинку хватается за талантливого самоучку Т. Лысенко, которого на первых порах поддерживает и продвигает, ибо у того есть реальные результаты.

И да, в этих сложившихся условиях Н.И. Вавилову впоследствии осталось только стать борцом за чистоту академической науки, он кидается в публичное противостояние, пытается прикрыться научными дискуссиями. Расчет был на то, что после развенчания группы Т.Д. Лысенко, которую сам же и запускает на научную орбиту – он сможет списать на него и все неудачи своего института, и самому остаться на плаву. Соратники Вавилова с его подачи, начали задирать Лысенко и его сторонников, говоря о его плохом образовании, некорректности его научных исследований, о не знании им основ генетики и т.п. Но Сталин уже заметил Лысенко. С этого момента он становится самостоятельной фигурой и начинает вести свою игру. Противостояние достигает наивысшего накала в 1935 г., в результате которого с поста президента ВАСХНИЛ снимают самого Н.И. Вавилова, но оставляют за ним директорство в двух важнейших биологических институтах страны. Вторым шагом Н.И. Вавилова на его пути по созданию алиби была организация научной сессии по вопросам генетики с целью дискредитировать взгляды Т.Д Лысенко. По настоянию вавиловцев она проходит в 1936 г., но лысенковцы сумели отбиться. В 1939 г. попытка повторилась, но она опять провалилась.

Однако что-то идет не так, как раньше, не помогает и иконостас званий, должностей и связей… Естественно, что арест Н.И. Вавилов становится вполне закономерным событием в сталинском СССР. Он собственноручно сразу после ареста пишет пространную записку о своих вредительских действиях и планах. Против него дают показания 44(!) человека, вот их список из обвинительного заключения: «Вражеская работа Вавилова изобличается показаниями: Муралова А.И., Домрачева Д.В., Марголина Л.С., Чаянова С.К., Варейкиса И.М., Мейстер Г.К., Тулайкова Н.М., Гайстера А.И., Абдулова Н.П., Замотаева И.И., Савич В.М., Сизова П.В., Бордакова Л.П., Давид Р.Э., Солякова П.А., Байдина А.И., Кулешова Н.Н., Писарева В.Е., Трифонова В.А., Александрова А.Б., Переверзева Н.С., Артемова П.К., Лапина А.К., Клейменова П.Д., Таланова В.В., Гандельсмана Ф.Е., Тюнтина К.А., Тейтель А.В., Наумова Н.Г., Муравина Б.Е., Коль А.К., Ушаковой А.П., Котляревского С.А., Кузнецова И.В., Горецкого Г.И.; показаниями Паншина Б.А., Бондаренко А.С., Говорова Л.И., Карпеченко Г.Д., Запорожца А.К., очными ставками с пятью последними; показаниями свидетелей: Сидорова Ф.Ф., Зихерман X.Я., Иордановой И.К., Белиловой X.».

Но и с его арестом происходит все очень интересно. Его арестовывают 6 августа 1940 г. (пик массовых репрессий давно прошел) не в Ленинграде или Москве, а в экспедиции (в составе 2 чел.; такая научная экспедиция – очень неплохое прикрытие с учетом экстерриториальности и действий, суть которых малопонятна местному населению), в гористой сельской местности Буковины недалеко от г. Черновцы (в 20 км от границы), на только что присоединенной к СССР территории, которая как известно граничит с Румынией, сателлитом фашисткой Германией. При нем, при обыске, кроме всего прочего, находят валюту (румынские леи), иностранную топокарту г. Снятин, кассету с непонятной пленкой, выписки из американских газет со статьями про себя любимого… А далее история широко известная – оставим ее без комментариев, киношку даже про неё сняли.

А что в итоге? В хрущевские времена Н.И. Вавилова реабилитировали, он стал примером неподкупного советского ученого, «гением», «великим ученым», «гордостью отечественной науки» и прочая, прочая, прочая. И «выдающим «генетиком» Н.И. Вавилова сделали именно после реабилитации (хотя при жизни он скромно величал сам себя «агрономом-ботаником»). Тогда же он стал зачинателем великих учений и открывателем «законов» уровня Дарвина-Менделеева и, наконец, тем «ледоколом», с помощью которого стали таранить Т.Д.Лысенко, его более успешного выдвиженца. А Лысенко, его достижения, школу, результаты смешали и продолжают мешать с говном. В итоге Н.И. Вавилов стал иконой стиля для тех беспардонных советско-российских ученых-бюрократов, которые сейчас и академики, и члены, и корры, и редакторы, и председатели, и депутаты, и по тысячи липовых публикаций имеющие, однако с которыми РАН подошла полному и закономерному краху. Говорят даже, что деятельность Вавилова стала началом того явления-феномена в советской науке, которое её полностью бюрократизировало и формально превратило в функцию при государстве.

Да-с, много накопилось вопросов к Николаю Ивановичу, но он - на том свете и молчит. И даже я, Сатана, иногда бываю бессилен…

По материалам:

https://ru.wikipedia.org/wiki/Вавилов,_Николай_Иванович

Библиография трудов Н.И.Вавилова
http://vigg.ru/istorija-instituta/muzei-ni-vavilova/vavliov-bibliography

Про «докторскую диссертацию» Вавилова
http://lysenkoism.livejournal.com/107854.html

Николай Вавилов в застенках НКВД. Биографически очерк. Документы
http://istmat.info/node/35136

Миронин С. "Великий" Вавилов и Вавиловщина
http://maxpark.com/community/129/content/2370982

У генетиков есть чудо
http://i-sergeev.livejournal.com/136505.html

Есаков А. Николай Иванович Вавилов. Страницы биографии. М. Наука, 2008.
Местечковая великосветская профурсетка

«Труп женщины, 34 г., среднего роста, правильного телосложения, хорошего питания… смерть наступила в результате отравления люминалом» - так напишут 21 ноября 1938 г. после смерти «придворной советской фаворитки», femme fatale или просто походно-полевой жены (ППЖ) Евгении Фейгенберг-Хаютиной-Гладун-Ежовой, жены знаменитого наркома внутренних дел СССР Николая Ежова. Давайте немного покопаемся в грязном белье этой знаменитой профурсетки, имевшей, аж четыре фамилии…

В оригинале нашу подзащитную звали Суламифь Соломоновна Фейгенберг, она родилась в г. Гомеле в 1904 г. в еврейской семье местного торговца Соломона (Залмана) Фейгенберга и Эсфири Крымской. В детстве и юности получила неплохое местечковое образование, но тут грянула революция, знаменитую черту оседлости отменили, в связи с чем появились абсолютно новые возможности. Скорее всего, провинциальный Гомель был слишком мал для реализации суламифиных амбиций, и она постаралась как можно скорее избавиться от всего местечкового, в 17 лет выскочив замуж за некого Лазаря Хаютина, то ли слесаря, то ли краснодеревщика - история об этом умалчивает - и переезжает с ним в Одессу.

В Одессе она устраивается на работу машинисткой в местный журнал, и попадает в сферу половых интересов местного литературного бомонда. Особой еврейкой красотой она не отличалась, но, досужие языки утверждают, что, мол, была очень непосредственной и чувственной, и могла предложить мужчинам то, что совсем не красиво, но очень желанно.

Хаютина
Женечка Фейгенберг – невинное личико будущей советской секс-бомбы…

Женечка Хаютина
«Красавица» Суламифь-Евгения среди курносых товарок.

С малокультурным Лазарем она быстренько разводится - по понятным причинам он становится ей не интересен. Флиртуя в редакции с местными одесскими литераторами, она знакомится с важным человеком. В Одессу в командировку приезжает, некто А.Ф. Гладун, засветившийся даже одним из соучредителей компартии США. По возвращению на родину он сначала получает пост задиректора АМО (будущий ЗИЛ), а потом и кресло главреда журнала «Экономическая жизнь». Он старше Жени-Суламифи на 10 лет, но абсолютно очарован и ослеплен подвернувшейся провинциалкой. Из Одессы они уезжают в 1925 г. уже в качестве супругов. Затем А.Гладуна переводят на дипломатическую службу, и он вместе с новоиспеченной супругой отправляется в Лондон; исполняет там дипломатическую должность, а она подвизается машинисткой. Но в связи с дипломатическим скандалом, приведшем к разрыву дипотношений между Москвой и Лондоном, советских представителей обвиняют в шпионаже и высылают из страны.

А.Гладун возвращается в Москву, а Евгению внезапно приглашают поработать в германском полпредстве, где она проводит полгода. Она возвращается в Москву только в конце 1928 г. и устраивается на работу в редакцию газеты «Крестьянская жизнь». Однако уже не только спит с мужем, но и сожительствует с литератором И. Бабелем, которого она охомутала то ли еще в Одессе, то ли в Германии, и надо заметить, что кувыркались они вместе до конца своих жизней. Вскоре, третьим её постоянным любовником становится её начальник, редактор газеты Семен Урицкий, который впоследствии сделал её «журналисткой».

В Москве Е.Хаютина пытается и таки начинает вести жизнь на широкую ногу - у неё заводятся деньги, наряды и поклонники. Однако ей этого мало. Войдя во вкус советского московского бомонда, где она таки исполняла должность ППЖ, её целью становятся руководители высшего звена. И здесь на горизонте замаячила восходящая звезда советского партаппарата – Николай Иванович Ежов. С ним она знакомится в 1929 г., то ли на очередных московских посиделках, то ли в санатории в Сочи, и проводит классическую операцию по охмурению. На тот момент он являлся завкадрами ВСНХ и замом заведующего Орграспредотделом ЦК ВКП(б). Законный муж, понимая, что становится не у дел, отходит в сторону и дает ей развод. В последствии, в 1939 г. А. Гладун на допросе показал: «Она называла Ежова восходящей звездой, и поэтому ей было выгоднее быть с ним, чем со мной».

Чутье её не подвело – вскоре начинается феноменальный карьерный взлет Н.Ежова, которого сначала выдвигают в замнаркомы земледелия СССР, а в ноябре 1930 г. он становится заведующим Орграспредотдела. Он был в зените славы, обласкан и знаменит, и Евгения, ничтоже сумняше, в 1931 г. выходит за него замуж. А в феврале 1934 г. Н.Ежов уже член ЦК, Оргбюро ЦК и заместитель председателя КПК при ЦК ВКП(б), а еще через год он возглавляет эту важную комиссию и начинает курировать НКВД. Наконец, 1 октября 1936 г. Н.Ежова назначают главой НКВД СССР, главным образом для того, чтобы возглавить разоблачение т.н. заговоров против вождя и партии, причем он делает это эффективно и успешно.

(Про самого знаменитого сталинского наркома написано очень много. Читайте, например, книгу «Сталинский питомец - Николай Ежов». Однако самую точную характеристику дал ему И.Москвин известный партийный бюрократ: «Я не знаю более идеального работника, чем Ежов. Вернее не работника, а исполнителя. Поручив ему что-нибудь, можно не проверять и быть уверенным – он всё сделает. У Ежова есть только один, правда, существенный недостаток: он не умеет останавливаться. И иногда приходится следить за ним, чтобы вовремя остановить».)


Ежов в цвете
Красавец-нарком из НКВД. Раскрашенная почитателями фотография 1937 г.

Именно в московской квартире и на даче Н.Ежова, теперь уже Евгения Соломоновна, начала устраивать т.н. литературные и музыкальные вечера «с раздеваниями», которые посещали известные писатели и видные деятели советско-еврейской культуры: И.Бабель, М.Кольцов, С.Эйзенштейн, Л.Утесов, редактор С.Урицкий. «Салон Ежовой» считался элитным, а сам нарком – покровителем искусств! Частыми гостями на этих «посиделках у наркома»» были и другие представители советской номенклатуры, и следует заметить совсем этим, как бы даже, и не гнушались. Так сказать, слетались, как мотыльки на огонёк яркого костра, в порыве сексуального влечения к распущенной хозяйке. Среди них каким-то боком затесался и русский писатель М.Шолохов.

Благодаря протекции мужа или еще какого-то очередного любовника, она становится замредактора журнала «СССР на читателей Запада. Кроме того, Евгения хозяйка светских раутов, у нее прекрасная светская жизнь – приемы, премьеры, показы, кремлевские банкеты («Стрекоза» – так прозвали её дамы из высшего партийного света). У нее собираются интересные люди, случаются любопытные половые связи… Кроме волокиты-Бабеля, через её постель, говорят, прошли такие советские знаменитости, как полярник О.Шмидт, писатели Л.Соболев и И.Катаев, а также многие другие. Немудрено, что из-за занятости наркома подвалами Лубянки, кокотка-Женечка могла удовлетворить любого представителя элиты прямо в апартаментах наркома. Злопыхатели даже утверждают, что Женечка и своих подруг-евреек под самого наркома подкладывала регулярно…

Немудрено, что детей у звездной парочки не было, и поэтому Евгения взяла ребенка из детдома. Все до поры до времени шло неплохо. Однако наша вертихвостка связалась с самим зампредседателя правления Госбанка СССР Григорием Аркусом, что вызвало неудовольствие самого высокого партийного руководства и лично самого тов. Сталина.


Ежов, жена и дочь
Звездная парочка с приемной дочуркой на прогулке. Фото 1936 г.

Приемная Наташа Ежова
Наташа, приемная дочь нквдешного красавца и сексуального чудовища, единственная, кого откровенно жалко во всей этой умопомрачительной истории. Фото 1936 г.

В связи с этим или по каким-то другим неизвестным нам причинам над Евгенией начали сгущаться тучи. В начале 1938 г. наша подзащитная неожиданно впадает в уныние, вместе с многими любовниками исчезает и её жизнерадостность, муж стал сильно пить и увлекся развратными мальчиками. Как-то неожиданно погас огонек и её литературного салона. Писала письма Сталину, но они остались без ответа. В мае она внезапно увольняется из редакции «СССР на стройке», а летом вместе с подругой отправляется в Крым, но внезапно была оттуда вызвана Ежовым, и сначала посажена под домашний арест на даче, а потом с диагнозом «клиническая депрессия» помещена в санаторий им. Воровского. Там и скончалась 21 ноября 1938 г. от передозировки люминала (фенобарбитала).

Похоронили её на Донском кладбище г. Москвы (в бывшем православном монастыре) по революционному обряду. Позже неподалеку в общую яму свалили прах самого Н. Ежова, других её подельников и любовников…


Любовники
Вот они сталинские альфа-самцы, незадачливые посетители знаменитого салона знаменитой наркомши (Бабель, Утёсов, Кольцов, Эйзенштейн, Шмидт, Косарев)...


Постскриптум: «Ба, знакомые все лица!» Сам Николай Ежов оставил НКВД 25 ноября не по собственному желанию. Из приближенных Ежова были арестованы: С.Шварц, его помощник в ЦК – 20 ноября 1938 г.; личный секретарь С.Рыжова – 17 декабря; телохранитель В.Ефимов – 13 января 1939 г. Затем в апреле 1939 г. – его сексуальные партнеры И.Дементьев и В.Константинов; их предшественник Я.Боярский – 5 июля 1939 г. Брат Евгении – Илья Фейгенберг – 18 июня 1939 г. (Второй муж А.Гладун, к этому времени уже был расстрелян, а её первый – Л.Хаютин репрессирован.) Говоря на допросах о подозрительных лицах, с которыми поддерживала отношения его жена, Н.Ежов упомянул И.Бабеля, М.Кольцова, М.Литвинова И.Катаева (расстрелян в августе 1937 г.), актера Топчанова и полярного исследователя О.Шмидта, причем Бабеля и Шмидта он назвал её любовниками. Некто В.Бабулин, который был также в списке лиц, с которыми Евгения была в интимных отношениях, назвал также А.Косарева и студента Промакадемии Н.Барышникова. Так или иначе, но большинство воздыхателей Евгении было расстреляно, например, комсомольский вожак Косарев был расстрелян в феврале 1939 г.

Были арестованы и лучшие «подружки» Ежовой, т.н. «Зинки» (еврейки Зинаида Гликина и Зинаида Кориман) – они были весьма подозрительными особами, вели разгульный образ жизни естественно за счет Женьки – т.е. находились целиком на иждивении наркома. Говорят, для семьи Н.Ежова, в том числе и для Зинок из-за границы часто выписывались посылки. Специально для этих целей в секретариате наркома имелась иностранная валюта.

Как оказалось семя Евгении Фейгенберг распространилось широко. У неё были братья Илья (Элиас Залманович, 1893-1940, расстрелян), Исаак и Моисей Залманович (1890-1965), последний автор трудов по бухгалтерскому учёту. Племянник – психиатр и психофизиолог Иосиф Фейгенберг (1922-2016), доктор мед. наук, профессор Центрального института усовершенствования врачей. Двоюродный брат – Лев Фейгенберг (1887-1961), юрист, был женат на дочери писателя Шолом-Алейхема Эмме Рабинович (1889-1955); их сыновья – датский театральный режиссёр и театровед Меир Фейгенберг (1923-2006) и шведский психиатр Лома (Шолом-Герц), профессор Каролинского института. Племянница первого мужа, Лазаря Хаютина – искусствовед Виктория Вольпина (мать Фаина Хаютина-Писак, отец Борис Писак), была замужем за правозащитником Александром Есениным-Вольпиным.

Да-с, редким фруктом была Суламифь Залмановна, злые языки утверждают, причиной всему была нимфомания или по-простонародному – мокнуще-чешущееся влагалище… Поговаривают также, что она даже стучала на всех своих любовников лично Сталину. Однако дело темное, но многие любители этого  пирожного-промежножного – заслуженно или незаслуженно – не нам судить, заживо сгорели в сталинском аду. О tempora! о mores!

По материалам:

Евгения Хаютина - советская Femme fatale 30-х гг.
http://miha56.livejournal.com/478736.html
Петров Н., Янсен  М. «Сталинский питомец» - Николай Ежов»
http://www.e-reading.club/bookreader.php/1045634/Petrov_-_Stalinskiy_pitomec_Nikolay_Ezhov.html
Филлипов А. «Стрекоза» ЦК КПСС
http://rnbee.ru/post-group/strekoza-ck-kpss/
Трагедии “кремлевских” жен
http://back-in-ussr.com/2015/12/tragedii-kremlevskih-zhen.html
Косова Е. Последняя жертва наркома Ежова
https://ria.ru/society/20101030/290592792.html
В конце 80-х гг. прошлого века на заре перестройки вдруг в печати стало к месту и не к месту склоняться имя Всеволода Мейерхольда. Каким только великим его не называли. Однако со временем все потихоньку затихло и про него вновь почти забыли, но кто он был этот «великий» режиссер?

Итак, мало кому известный Карл Казимир Теодор Майергольд родился 8 февраля 1874 г. в Пензе, в семье богатого винозаводчика. Он был 8-м ребёнком в лютеранской семье Эмилия Федоровича Майергольда (ум. 1892) и его жены Альвины Неезе, приехавших в Россию из Германии. Сам Эмиль Майергольд хотя и был лютераниным, но был сыном отца-выкреста, и по законам Российской Империи уже вовсе не был евреем (семейное древо тут: http://www.jewage.org/wiki/ru/Special:GTreeViewer/P1438439110).

В 1895 г. он окончил 2-ю мужскую гимназию в г. Пензе. После ее окончания поступил на юрфак Московского университета. В том же году, по достижении совершеннолетия (21 года), Мейерхольд принял православие и изменил свое имя на Всеволод – в честь, как вспоминают, любимого писателя-психопата Всеволода Гаршина. Однако неожиданно в 1896 г. он перешёл на 2-й курс Театрально-музыкального училища Московского филармонического общества в класс В.Немировича-Данченко.

Мейерхольд-1
Клоун-Мейерхольд в спектакле «Акробаты». Театр-балаган,
еще предреволюционный. Фото 1903 г.


В 1896 г. Всеволод Мейерхольд женился на Ольге Михайловне Мунт (1874-1940) и имел в этом браке трех дочерей: Марию (1897-1929), Татьяну (1902-1986) и Ирину (1905-1981). В 1921 г. он оставил семью и в 1922 женился на актрисе Зинаиде Райх.

А дело было так: осенью 1921 г. в мастерской Мейерхольда появилась Зинаида Райх, брошенная поэтом С.Есениным (дочь члена РСДРП 1897 г., усевшая побывать членом партии эсеров, работала в эсеровской газеты «Дело народа» – по нашей классификации походно-полевая жена или ППЖ). Они познакомилась в Наркомпросе. Говорят, режиссер влюбился в нее с первого взгляда. Райх, ничтоже сумняшеся, стала женой Мейерхольда, хотя он был на 20 лет старше, и переехала жить к нему на Новинский бульвар, а затем и в новую 100-м квартиру в Брюсовом переулке (д. 12 – «Кооперативный дом артистов»), ту да же перетащила родителей и детей. Мейрехольд усыновил детей своей новой пассии от первого брака с Есениным.

Мейерхольд первым из режиссеров пошел на сближение с Советской властью, не только как постановщик «Мистерии-буфф» Маяковского в оформлении К.Малевича, но и как театральный функционер-реформатор. В 1917 г. В.Мейерхольд безоговорочно принял большевистский переворот и в компашке с поэтами Блоком, Маяковским, Ивневым и художником Альтманом явился в Смольный, чтобы заявить о своей готовности сотрудничать с новой властью. К этому моменту Мейерхольду исполнилось 43 г., он был отцом трех взрослых дочерей, апологетом придуманного им некого «нового театра»… и главным режиссера Императорских театров: драмы и оперы – Александринского и Мариинского – в Петербурге (с 1907 г.).

Мейерхольд_2б
Вот они настоящие комиссары в пыльных шлемах…

В 1919 г. он вступил в ВКП(б) и несколько месяцев возглавлял ГКО Наркомпроса. Коммунистическая пресса под его «чутким» руководством активно атаковала академические театры: МХАТ и другие. В безумной статейке «О драматургии и культуре театра» Мейерхольд и др. призывали к бунту «против того театра полутонов, скопческого лютеранства, храма с суконцами и дряблой мистикой психологизма, от которого всякого неискушенного зрителя тошнит. А тот, кто этим восторгается, лови себя на том, что заедает тебя всесильное мещанство, из пут которого надлежит тебе вырваться, если хочешь стать гражданином нового, коммунистического мира». В следующем номере того же «Вестника театра» была опубликована нашумевшая статья Мейерхольда и Бебутова «Одиночество Станиславского»: Станиславский изображался замученной, обескровленной жертвой «переживальщиков» и притаившимся разрушителем «слащавой кроличьей идиллии».

Мейерхольд-4
Театр и пролетарские агитки – типичный пример мейрхольдовской театральной халтуры

Большевики по заслугам оценил рвение большевика Мейерхольда и разрешили ему 1920 г. создание собственного театра(!). Государственный театр имени самого себя (т.е. Вс. Мейерхольда) - ГосТиМ был создан в Москве, и первоначально назывался «Театр РСФСР-I», затем «Театр Актёра» и Театр ГИТИСа; в 1926 г. театру был присвоен статус государственного.

В 1922-1924 гг. Мейерхольд, параллельно деятельности по формированию своего театра, активно руководил и Театром Революции.

Мейерхольд-2
В красноармейской фуражке - отрешенные глаза с поволокой -
маузер на столе - чем не секс-символ для тогдашних комсомолок,
новаторш конструктивистского  пролетарского театра и наивных
театралок. Фото 1922 г.


В 1928 г. ГосТиМ едва не был закрыт: отправившись вместе с женой за рубеж для лечения и переговоров о гастролях театра, Мейерхольд задержался во Франции, и, поскольку в это же самое время из зарубежных поездок не вернулись М. Чехов, возглавлявший в то время МХАТ 2-й, и руководитель ГОСЕТа А.Грановский, Мейерхольд также был заподозрен в нежелании возвращаться. Но он не собирался эмигрировать и вернулся в Москву раньше, чем ликвидационная комиссия успела расформировать театр.

Однако в 1930 г. ГосТиМ снова гастролирует за рубежом. М. Чехов, встречавшийся с Мейерхольдом в Берлине, рассказывает: «Я старался передать ему мои чувства, скорее предчувствия, о его страшном конце, если он вернется в Советский Союз. Он слушал молча, спокойно и грустно ответил мне так (точных слов я не помню): с гимназических лет в душе моей я носил Революцию и всегда в крайних, максималистских её формах. Я знаю, вы правы мой конец будет таким, как вы говорите. Но в Советский Союз я вернусь. На вопрос мой зачем? он ответил: из честности».

Мейерхольд-3
Самый честный прыщаво-носатый мачо
от пролетарской режиссуры… фото 1924 г.


В 1934 г. спектакль «Дама с камелиями», главную роль в котором играла З. Райх, посмотрел Сталин, и спектакль ему не понравился. Критика обрушилась на Мейерхольда с обвинениями в эстетстве. А взбалмошная З. Райх, вдруг, написала Сталину письмо о том, что он не разбирается в искусстве. (Райх в 1930-е гг. была ведущей актрисой театра Мейерхольда. Однако за тринадцать лет работы в ГОСТиМе она сыграла немногим более десяти ролей, но Мейерхольд лез из кожи, чтобы она стала единственной звездой его театра).

Мейерхольд-5
В. Мейерхольд и З. Райх, прима театра его имени – какие красивые и воодушевленные театром лица…

Однако театр просуществовал еще три года и был закрыт 8 января 1938 г. театр. Приказ Комитета по делам искусств при Совнаркоме СССР «О ликвидации театра им. Вс. Мейерхольда» опубликован в газете «Правда». В мае 1938 г. так ненавистный К.С. Станиславский предложил оставшемуся без работы Мейерхольду должность режиссёра в оперном театре. После наступившей вскоре смерти К.С. Станиславского Мейерхольд стал главным режиссёром театра. С 1938 по 1939 гг. – главный  режиссер Оперно-драматической студии К.С. Станиславского.

Обличительная компания прессе не заставила себя ждать. Так, «Известиях» от 18 декабря 1937 г. было напечатано несколько таких доносов на Мейерхольда. Народный артист СССР Б.Щукин: «Вы явились автором целого ряда спектаклей, которые клеветали на нашу советскую действительность…» Главный режиссер Малого театра П.Садовский назвал театр Мейерхольда «школой формалистических выкрутасов». А прославленный летчик полковник В.Чкалов в письме, озаглавленном «Банкротство», пишет: «Театр Мейерхольда для меня всегда был чужим… Банкротство театра Мейерхольда — это логический конец ошибочного пути…». Как бы там ни было, но подборка доносов была опубликована и послужила аргументом для оправдания ликвидации мейерхольдовского театра, который был закрыт в начале января 1938 г. Были и «закрытые» доносы осведомителей на режиссера. С другой стороны, сами Мейерхольд и Таиров в свое время так допекли Сталина своими витиеватыми доносами друг на друга, что «отец народов» примирил их только тюремной баландой.

Обвинительное заключение было до банальности неоригинальным: «В 1934-1935 гг. Мейерхольд был привлечен к шпионской работе. Являясь агентом английской и японской разведок, вел активную вредительскую работу, направленную против СССР. Обвиняется в том, что является кадровым троцкистом, активным участником троцкистской организации, действовавшей среди работников искусства».

На основании этих обвинений Военная коллегия Верховного суда СССР в закрытом судебном заседании, состоявшемся 1 февраля 1940 г., приговорила Всеволода Мейерхольда к расстрелу. По официальной версии на следующий же день 2 февраля приговор был приведен в исполнение в подвале здания на Лубянке.

Злые языки говорят, что много позже в архивах НКВД была обнаружена информация, что на самом деле Мейерхольда утопили в нечистотах… А З.Райх убили неизвестные в июле 1939 г. …

Мейерхольд-6
Типичный «классический» русско-немецкий профиль канонизированного режиссера.
Фото пациента № 2067. Диагноз «устойчивая революционная шизофрения на почве
театрального самомнения». Тюремное спецучреждение, 1939 г.

Эпилог. Всеволода Мейерхольда политизированные (ангажированные) советские интеллигенты сделали своим в доску, этаким гением режиссуры, этаким «Фрейдом от театрального искусства»…  Но мы-то помним: это он был бесшабашным апологетом «новаторского искусства, рвущего все традиции», шельмовал в коммунистической прессе академические театры, руководил выхолощенным «Театром Революции», был еще тем театральным стукачом, убирая от кормушки конкурентов. И, наконец, это он с пеной у рта кричал с трибуны: «Надо расстреливать «врагов народа» прямо на сцене театра!». Так что не будет наглостью сказать, что свою пулю он заслужил вполне заслуженно…

Что осталось от «великого» и «гениального» Мейерхольда? Похоже, что только «биомеханика» - некий театральный метод, придуманный для описания системы упражнений, направленных на развитие физподготовки тела актера-пролетария(!) к немедленному выполнению данного ему гениальным режиссером задания. По его понятиям «биомеханика» пытается экспериментальным путем установить законы движения актера на сценической площадке, прорабатывая на основе норм поведения человека тренировочные упражнения для актёра, как «систему» сценического движения. Однако биомеханические теоретизирования Мейерхольда были крайне неясны и носили спорный характер, однако «биомеханике» придавалось еще воспитательное значение для формирования «нового человека». Сегодня можно лишь констатировать, что биомеханика Мейерхольда с ее конструктивистской эстетикой устарела и может представлять интерес лишь для историков театра.

С середины 1930-х гг. в искусстве Страны Советов появились новые веяния – необходимо было массово готовить строителей социализма-коммунизма, для этого абстрактные, формалистские и механистические виды искусств никак не годились. Поэтому на свалку истории последовательно были выброшены абстракционизм, футуризм, супрематизм, конструктивизм и далее по списку. Их главные представители затаились, кто-то самоубился, а кто продолжал упорствовать и упрямствовать - исчезали совсем.

А в заключение несколько отзывов:

К.С. Станиславский критически относился к находкам Мейерхольда и к его актерам: «Он всегда был натуралистом, но без актеров, которые могут играть просто хорошо. Научить их не может и потому принужден маскироваться всевозможными выходками».

М. Булгаков в «Роковых яйцах» предположил, какой конец может ожидать Мейерхольда: «Театр покойного Всеволода Мейерхольда, погибшего, как известно, в 1927 году, при постановке пушкинского ”Бориса Годунова“, когда обрушилась трапеция с голыми боярами».

O. Мандельштам: «театр был внутренне пуст и страшен, несмотря на внешний блеск».

А. Буровский: «Ни Лотмана, ни Баткина, ни Вейнберга, ни Клейна, ни Гуревича в качестве «своих» не признавали –  ни в роли вождей, ни в роли мучеников. Даже современников Мейерхольда и Бабеля, ушедших с Белой армией, Пасманика и Ландау – не канонизировали. Никогда не раздавались вопли: «Что большевики сделали с нашим Ландау!!!». Если спросить – вам тут же ответят, что он-де сам попрал религиозные нормы, ел свинину, запивал ее молоком и быть евреем не хотел. А Мейерхольд?!»

И в итоге стал Карабасом-Барабасом: «Все, кто был погружен в бурную жизнь 1920-1930-х гг., с легкостью видели сходство могущественного Карабаса-Барабаса и Всеволода Мейерхольда. Современники А.Толстого полагали, что театральный реформатор относился к своим актерам, как к марионеткам. С определенного момента Мейерхольд не расставался с маузером, клал его перед собой на репетициях, точно так же, как Карабас - плетку. Ну а длинная борода Карабаса - это, конечно же, прямой намек на длиннющий шарф, который всегда был на Мейерхольде. Он запихивал в карман куртки его конец, чтобы не мешался. Создатель биомеханики вошел в историю и как гений-реформатор, и как деспот. «Куклы-актеры» бежали от него, не выдерживая прессинга. «Кукольный владыка, вот кто я, поди-ка...» - распевает бородач в сказке, руководя театром имени себя  так же, как и Мейерхольд. Карабас в «Золотом ключике» имеет звание доктора кукольных наук. Псевдоним Мейерхольда «Доктор Даперутто» был также известен всем».

Ссылки и использованная литература:

Гончаров А. Мейерхольд В.Э. http://chtoby-pomnili.com/page.php?id=310

Буровский А.М. «Евреи, которых не было. Курс неизвестной истории». Кн. 2. М., Изд-во АСТ, 2004.

http://vikent.ru/enc/4874/

http://um.mos.ru/personalities/15548/

Конструктивизм в театре Мейерхольда: http://www.bibliofond.ru/view.aspx?id=30185
Кузьмина О. Тайны «Золотого ключика». Вечерняя Москва 28 июля - 4 августа 2016 № 29.

Что нового можно написать о Марии Закревской-Бенкендорф-Будберг? Кажется о судьбе этой чудовищной женщины написано очень и очень много. Ее называют то революционной «миледи», то «Матой Харри», то даже красной «графиней Помпадур». И хотя не все источники объективны и дают адекватную информацию, большинство утверждает, что она была «русской миледи», выполняющей особые поручения советской разведки. Связи государственных деятелей и мужей культуры с переходившими с рук на руки дамами полусвета или т.н. походно-полевыми женами (ППЖ), а по сути элитными проститутками, всегда на слуху… Ими были: Лиля Брик, Елена Белозерская, Мария Андреева, Мария Закревская и многие другие, менее известные – которые в наши дни превратились в некие примеры для подражания. Однако эти дамы всегда были под колпаком у спецслужб, их сексуальную доступность использовали как по прямому назначению, так и в темную... Что ж, посмотрим, кем была мадам Закревская получившая бл-скую кличку «Мура».

Наша подзащитная родилась в 1892 г. в г. Полтаве (сегодня Украина) в семье полтавского помещика, тайного советника Игнатия Платоновича Закревского (этот род совсем не старинный, числится с 18 в. и не имеет никакого отношения к роду графов Закревских, а происходит от некого малоросса Осипа Закревского, то ли закройщика, то ли обозного). Так что по рождению она графиня фальшивая.

Мария окончила Институт благородных девиц, в результате никакого специального образования, так и не получив. Почему-то в СМИ беспочвенно утверждается, что она была во всех отношениях необыкновенной женщиной, прекрасно образованной, умной, дальновидной и чрезвычайно привлекательной. Однако, судя по ее немногочисленным фотографиям, Закревская не обладала безупречной привлекательностью и даже обаянием настоящих обольстительниц (впечатляет ее большой кривой нос, сломанный еще в детстве)
. И, разумеется, у нее не было ничего общего с благородными дамами высшего света. Но, тем не менее, она обладала кое-чем таким, чем могла пользоваться по прямому назначению, в отличие от других более стеснительных дам (далее будем ее называть просто Мура)…


Mariya_Zakrevskaya_2
«Красавица» Мария Закревская... кто бы сейчас остановил на ней взгляд???

В 18 лет её выдают замуж за остзейского помещика Ивана Александровича Бенкендорфа (он тоже графом и бароном не был, хотя приходился дальним родственником графам ветви Христофоровичей, http://ru.rodovid.org/wk/Запись:271629), который проходил службу по дипломатическому ведомству (в 1912 г. - 2-ой секретарь посольства РИ в Берлине); она родила ему двух детей. Однако жизнь в семейном кругу почему-то Муру не прельщала, она не могла долго сидеть дома. Ее видели то заграницей, на приеме в какой-нибудь дип.миссии с тамошними «мальчиками», то на курсах сестер милосердия и в военном госпитале. Довольно часто она приезжала в гости к своему брату Платону, работавшему в посольстве в Лондоне, и к сестре, жившей в Германии. В Великобритании на дип. приемах она и познакомилась с начинающим дипломатом-разведчиком Р. Локкартом и известным писателем-фантастом Г. Уэльсом, с которыми «судьба» сведет ее не раз.

Закревская и бенкердорф_1
Иван Бенкендорф с женой Марией Закревской на ипподроме в Берлине. 1913 г.

Мировая война резко меняет ее судьбу. В 1914 г. работники посольства покидают Берлин, а супруги Бенкендорф переезжают в СПб. Что делает Мура в предреволюционный период – скорее всего «гуляет». После революции, произошедшей в России, Мура остается в Петрограде, бросив детей на поруки мужа, и стараясь часто попадаться на глаза работникам английского посольства – именно там она вскоре встречает Локкарта и, ничтоже сумняши, становится его любовницей. После переезда посольства из Петербурга в Москву, она переезжает за ним и беззаботно живет в Хлебном переулке.

Но случается «заговор Локкарта» или контрреволюционный заговор, организованный летом 1918 г. главой британской миссии Р. Локкартом совместно с французским послом Нулансом и американским Фрэнсисом в целях свержения Советской власти в России и убийства В.И. Ленина. Именно этот заговор стал одним из поводов для развертывания массового красного террора.

Муру арестовали, и она оказывается в «страшных подвалах Лубянки». Однако Локкарт идет выручать свою недалекую возлюбленную. Он обращается к зампреду ВЧК Я. Петерсу. Один из главных чекистов совсем не был удивлен, что глава британской миссии ради «какой-то русской прошмандовки», попал в искусно расставленные сети. Тем не менее, чухонец Петерс обещает разобраться... и вскоре выпускает Муру (а в ВЧК остались бумаги, подписанные Мурой, а еще и копии шифров британского посольства, которые ей удалось добыть с большим трудом…) У Муры были все основания бояться Петерса, но именно ему она предоставляла сексуальные услуги… и вскоре вышла на свободу. Один её знакомец рассказал, что однажды на вопрос в лоб: «Спала ли ты с Петерсом?», та ответила: «Конечно». Но забыла добавить, что и завербовал. Как бы то ни было, действительно после возымевших или невозымевших действие «половых хлопот» Муры Локкарта вскоре освобождают, и он покидает Россию, как, с одной стороны, организатор неудавшегося заговора, а, с другой, и проваливший важное задание Британии дипломат.

После высылки Локкарта и отъезда английской миссии в Москве ей делать было нечего, и она уезжает в Петроград. Новый начальник петроградской ЧК Г.Бокий, пристраивает её в литературное издательство к К.Чуковскому, где она быстренько на очередных посиделках знакомится Максимом Горьким. Чуковский, рекомендует писателю Муру в качестве секретаря. Она была моложе писателя на 24 года – в жизни 52-летнего писателя она появилась в 1919 г. Он же описал первое редакционное заседание, на котором присутствовала Мура: «Как ни странно, Горький хоть и не говорил ни слова ей, но все говорил для нее, распустил весь павлиний хвост. Был очень остроумен, словоохотлив, блестящ, как гимназист на балу».

Дом Горького на Кронверкский проспекте был настоящим вертепом… в этом писательском бардаке она берет на себя всю ежедневную, но не пыльную рутинную работу: читку его писем, ответы на них, подготовку материала для работы, переводит иностранные тексты, печатает на машинке и, наконец, старается негласно вести домашние дела, отдавая распоряжения прислуге…

И хотя об этой женщине ходили самые невероятные слухи и ее подозревали в связях с английской разведкой и ВЧК, Горький увлекся сексуальной секретаршей и очень скоро попытался сделать Муре предложение руки и сердца. Однако Мура предложения писателя не приняла, но, тем не менее, поселилась в его квартире и начала сожительствовать.

Сожительство Горького и Закревской нарушил приезд тогда уже знаменитого английского писателя Г.Уэллса, который в 1920 г. решил посетить революционную Россию. В те времена найти приличный номер в гостинице было проблемой, и поэтому Уэллса тут же определили столоваться в дом Горького. Мура вызвалась быть переводчицей Уэллса. Вот как описывал её Уэллс: «Она неимоверно обаятельна. Однако трудно определить, какие свойства составляют ее особенность. Она, безусловно, неопрятна, лоб ее изборожден тревожными морщинами, нос сломан. Она очень быстро ест, заглатывая огромные куски, пьет много водки, и у нее грубоватый, глухой голос, вероятно, оттого, что она заядлая курильщица... Руки прелестной формы и часто весьма сомнительной чистоты. Однако всякий раз, как я видел ее рядом с другими женщинами, она определенно оказывалась и привлекательнее, и интереснее остальных».

И еще: «Теперь она была моей официальной переводчицей. Я влюбился в нее, стал за ней ухаживать и однажды умолил ее: она бесшумно проскользнула через набитые людьми горьковские апартаменты и оказалась в моих объятиях. Ни одна женщина так на меня не действовала».

В 1919 г. муж Муры неожиданно погибает от руки местного крестьянина в своем поместье (нынешняя Эстония). В связи с этим Мура собирается в Эстонию проведать детей. Она с трудом и не без помощи высокопоставленных любовников выхлопотала разрешение на выезд в теперь уже независимую страну. Однако на вокзале в Таллине ее арестовали. Обвинения, главным образом, состояли в том, что она служила в ВЧК и советская шпионка. Каким-то образом, ей удалось освободиться, получить визу и увидеться с детьми, остается загадкой. Бенкендорфы, родственники мужа, знаться с ней не хотели и решил перестать давать деньги на содержание детей. Ее выручил неравнодушный Горький – он прислал денег.

Адвокат Рубинштейн (скорее всего также агент Москвы), вызволивший Муру из тюрьмы, находит для нее неординарное решение. Некому барону Будбергу (Николай фон Будберг-Беннингсгаузен http://ru.rodovid.org/wk/Запись:271771) – легкомысленному «молодому человеку», ведущему разгульный образ жизни и мечтающему вернуть карточные долги, понадобились деньги, чтобы вырваться из эстонской глуши и сбежать от своих кредиторов за границу. Суть сделки была такова: Мура выходит за него замуж, получает титул и эстонское гражданство с возможностью выезжать в Европу, а барон получает средства для отъезда из Эстонии. И тут деньги Горького приходятся кстати – фиктивный брак состоялся. «Молодые» скоро разъезжаются: барон – в Германию, Мура, теперь уже не опереточная баронесса, не беспокоится о визах и об угрозе высылки из Эстонии. Однако через несколько лет они разводятся, и Будберг уезжает в Южную Америку.

горький и будберг
Мура и ее самый неудачливый любовник-сожитель – Максим Горький.

Вскоре Мура из Эстонии переезжает в Германию, а затем и в Италию, продолжая волочиться за Горьким, когда он под предлогом лечения туберкулеза покинул СССР. С ним она сожительствовала 13 лет, в 1920-1933 гг., не забывая наставлять ему рога с очередным горьковским «корреспондентом». Во время очередного визита Уэллса к Горькому в Италию, перед его отъездом произошла пикантная история. Якобы англичанин ошибся дверью и случайно оказался в комнате Муры. Утром Горький застал Г.Уэллса в ее постели. Успокаивая Горького, Мура, якобы, сказала: «Алексей Максимович, какой вы, право! Ведь даже для самой любвеобильной женщины сразу два знаменитых писателя – это слишком много! И потом, Герберт старше вас!»… Горький, говорят, заплакал и простил измену.

В Италии Горького начинают обрабатывать домочадцы-приживалы, склоняя его к возвращению в СССР, среди них, видимо, небескорыстно, активное участие принимает и Мура. В результате, когда многоходовая операции НКВД увенчалась успехом, Мура остается за границей, при архиве Горького; часть его, в котором была переписка с писателями и деятелями, которые не были настроены лояльно к Советской власти, он оставил Муре. Однако на архив обращает внимание Сталин – ему он был крайне нужен для подготовки политпроцессов над оппонентами – правоуклонистами, троцкистами и прочая, и Муру снова берут в оборот.

Начиная с 1936 г. на Муру начинают оказывать давление, из Советского Союза в Лондон приезжают агенты с поручениями и письмами Горького: мол, перед смертью он хочет проститься с ней. Однако с условием, что она должна привезти в Москву его архив. И Мура таки привезла итальянский архив в Москву, ее поселили с Горьким, и некоторое время она была при умирающем писателе, говорят, даже слышала его «последний вздох». Тем не менее, и что странно, когда Мура выполнила все спецзадания – ее выпускают (или отправляют?) обратно за границу, а все, так или иначе причастные к смерти Горького, погибают. Советского правительство не забыло услуги авантюристки Муры на разнообразных фронтах, в т.ч. и половые – от него она получила частные права на зарубежные издания М. Горького, и вплоть до 2-ой Мировой войны получала гонорары со всех его иностранных изданий.

После смерти Горького 45-летняя Мура перебирается в Англию, и сожительствует со своим старым любовником Г. Уэллсом. Уэллс, якобы, много раз предлагал ей замужество, однако Мура, якобы, активно не соглашалась, всякий раз отвечая, что это не подобает ее возрасту.

Мура в Москве_4
Профессиональная кокотка-сексотка в меховой горжетке среди менее удачливых товарок. Москва, 1968 г.

В 1946 г. Уэльс умирает, Муре - 54 года, никто из молодых и перспективных деятелей Запада на неё уже больше не клюет... Оставляют её в покое, скорее всего именно по этой причине, и органы госбезопасности. Последнее, что ей остается - распространять о себе приукрашенные байки...

Таким образом, по странному стечению обстоятельств Мура оказывалась в постели с той важной персоной, которая в то время была в активной разработке ВЧК/ГПУ/НКВД. В чем был ее т.н. секрет успеха у мужчин? На наш взгляд, она просто давала всем без проблем, вот мужики за ней и волочились… но и она волочилась за ними в поисках даже очень не безбедного существования. Другими словами: беззастенчиво использовала – сознательно и бессознательно – свою животную сексуальность, а часто расчетливо продавая себя. И будь это Локкарт, Горький или Уэллс – все равно, она не принимала никаких окончательных решений (как любят писать очарованные сей «сильной женщиной» журналюги) – часто ее просто использовали в темную, спецслужбы от советской до британской. (Злые языки даже говорят, что она получала деньги и от чекистов, и от Локкарта, т.е. из Форин Офис, но молчала об этом в тряпочку). К успешным операциям с ее участием можно отнести крайне быстрое разоблачение «заговора Локкарта», принуждение Горького к возращению в СССР, возвращение его архива, какая-то ее темная роль в смерти самого Горького и т.п. Также совсем неплохо подоила она и Г. Уэллса – в итоге получила наследство в 100 тыс. фунтов стерлингов.

В старости она очень растолстела, говорила басом, много ела и пила. Мура тихо окончила счеты с жизнью в 1974 г. в возрасте 83 лет. В некрологе говорилось: «Она могла перепить любого матроса… Среди ее гостей были и кинозвезды, и литературные знаменитости, но бывали и ничтожества. Она была одинаково добра ко всем…». В нём она, вдруг, оказалась «писательницей», «переводчицей», «консультантом кинорежиссеров», «чтецом рукописей»...

Вполне понятно, что перед смертью её рукописи и личный архив сгорели – значит было чему гореть...

По материалам:

Арсеньева Е. Дамы плаща и кинжала (см. Ч. 3. «Сердце тигра (Мура Закревская-Бенкендорф-Будберг)»).

Меркачева Е. Любимая женщина русского шпионажа. "Московский комсомолец", 14 августа 2015.

Красная Мата Хари – Мария Игнатьевна Закревская-Бенкендорф-Будберг (1892-1974) http://www.peoples.ru/family/mistress/budberg/

http://blog.trud.ru/users/rodich2007/post45550397/

http://www.pseudology.org/people/Zakrevskaya.htm

Как только не называют Марину Цветаеву: «Женщина-поэт, не выносившая слова «поэтесса». Неловкая девочка Муся, мечтавшая сжечь родительский дом. Египетский мальчик с душой цыгана, навсегда оставшийся семилетним. Девица, полюбившая черта. Аполитичная особа, завербованная НКВД. Гордая муза русской Сапфо. Мать-кукушка, холодно относившаяся к дочерям и рабски любившая сына. Беспринципная лицемерка, лепившая из своей жизни красивую литературу. Верующая безбожница. Саламандра и Ундина, любившая вампиров и мертвецов. Эмигрант, и космополит. Несостоявшаяся посудомойка Литфонда, умиравшая от голода. Прощеная церковью самоубийца» и т.п.

Сложная судьба… и в эпилоге – петля на шее, которая начала затягиваться еще задолго до приезда в Елабугу, и даже не в Москву. И даже задолго до возвращения в СССР в 1939 г. Как затягивалась эта петля – история длинная, однако, надо заметить, сама М.Ц. покорно, даже садомазохистски принимала в этом процессе самое активное участие, вольно или невольно приближая свой конец.

Итак, трезво взглянем на жизнь Марины Цветаевой (М.Ц.). Она родилась 26 сентября/8 октября 1892 г. в Москве в семье уважаемых, достойных и обеспеченных граждан. Детские годы Цветаевой прошли в Москве, в имении в калужской Тарусе, в различных заграницах, где она, так сказать, «училась понемногу, где-нибудь и как-нибудь», т.е. в разных частных учебных заведениях, в результате так никакого образования не получив. Марина, судя по воспоминаниям мемуаристов, была непростым ребенком: то упряма, резка и горда, то застенчива и замкнута; быстро влюблялась и также быстро разлюбляла. Будучи от природы книжной, наивно-романтической особой, воспитанной в старомодном стиле профессорской семьи, сначала увлекалась народовольцами и революционерами 1905 г., затем культом Бонапарта, соответствующей литературой невысокой пробы и дешевой красивости, и наконец классикой. Сытое и беззаботное отрочество наложило определенный отпечаток на характер М.Ц. и ее выбор – чем еще можно было заняться, чтобы не умереть от уютной и беззаботной тоски – это конечно, стихи(!), которые она начинает писать очень рано, в 1902 г. А в 1910 г., «еще не сняв формы гимназистки», издает «Вечерний альбом» - сборник еще совсем незрелых стихов. После смерти отца в 1913 она выходит замуж за Сергея Эфрона, мальчика с большими зелеными глазами (см. фото). Годы детства и отрочества М.Ц. можно охарактеризовать кратко, как рефлектирующую неврастению.

svet_efron1 {C}{C}
«Как молоды мы были, как искренне любили» (М.Цветаева и С.Эфрон перед свадьбой). Фото 1911 г.

Однако начинается Первая мировая война. Муж, непонятно из каких соображений (хотя есть молодая жена, недавно родившаяся дочь Ариадна и т.д.), становится добровольцем, затем оканчивает юнкерские курсы, получает чин прапорщика, периодически бывает на фронте. Тем не менее, во время Мировой войны, несмотря на замужество,  Марина ведет бесшабашно-богемный образ жизни бывает на «тусовках» в Коктебеле у М. Волошина; у нее было даже несколько увлекательных романов (с О.Мандельштамом и др. поэтическими мальчиками, а также с поэтессой Софией Парнок). С Парнок она познакомилась в 1914 г. и их романтическо-лесбийские отношения продолжались до 1916 г., поле чего они рассорились и расстались. Говорят, после разрыва с ней М.Ц. вернулась к мужу… Отношения с Парнок М.Ц. охарактеризовала как «первую катастрофу в своей жизни».

Октябрьскую революцию М.Ц. не поняла и не приняла, в ней она видела только восстание «сатанинских сил» и «быдла и черни». С ней произошло поистине роковое недоразумение: по всему казалось, что ей по пути с Блоком, Маяковским, Есениным и др. ведущими поэтами России. Но, если они, воодушевленные социальными потрясениями невиданного масштаба, испытали высокий творческий подъем, то М.Ц. – замкнулась и ушла в себя.

В апреле 1917 г. Цветаева родила 2-ю дочь Ирину. После революции С. Эфрон (несмотря на рождение второй дочери), сын народовольца Якова Эфрона, который всю жизнь боролся с Российской Империей и царизмом, пошел служить в ряды Белой армии. Однако М.Ц. продолжает все это время жить в Москве. В эти годы появился цикл стихов «Лебединый стан», проникнутый сочувствием к белому движению, который фактически сделал её контрреволюционным поэтом. Советская власть, «великодушно» не замечая этой фронды, тем не менее, выделяла М.Ц. скудный паек и даже печатала в Гослите ее книжки… (Заметим, что в литературном мире Советской России, впрочем, как и в эмиграции, М.Ц. все время держалась особняком).

Послереволюционные годы и годы Гражданской войны оказались для Цветаевой очень тяжелыми. Трудно сказать на какие средства жила М.Ц. в те времена и как вообще выжила. По некоторым сведениям она всего лишь полгода официально проработала Наркомнаце, потом подвязалась на литературном поприще, не приносившем дохода. В итоге дочь Ирина оказывается в приюте (Кунцево) и умирает там от голода в 1920 г. в возрасте 3-х лет.

Наконец, Гражданская война заканчивается, С. Эфрон в 1920 г. с войсками Врангеля эвакуируется в Константинополь, а оттуда в 1921 г. эмигрирует в Чехословакию, где становится студентом Пражского университета. В 1922 г. М.Ц., тогда уже известная в узких кругах поэтесса, узнав об этом, получив разрешение от соответствующих органов, быстренько собирается и выезжает из СССР в Чехословакию, где в очередной раз встречается со своим ветреным мужем, совершая, по-видимому, одну из главных ошибок своей жизни. (Здесь заметим, что другие сестры М.Ц. сделали, все-таки, не взирая ни на что, приличную карьеру в СССР: Валерия Цветаева (1883-1966) – искусствовед и педагог, Анастасия Цветаева (1894-1993) – писательница).
В эмиграции 20-х гг. семья М.Ц. жила бедно, ее публиковали от случая к случаю ( в бульварных эмигрантских изданиях), сбережений у семьи также не было. Вскоре они переезжают в Париж, где Эфрон долго болеет и нигде не работает. Но где-то в 30-х гг. положение семьи неожиданно резко улучшается, они снимают квартиру в Ванве на окраине Парижа. Оказалось, что С. Эфрон устроился в некий «Союз Возвращения на Родину» и с 1931 г стал секретным сотрудником НКВД. Скандал с убийством матерого чекиста и невозвращенца И. Рейсса в Швейцарии осенью 1937 г., к которому так или иначе был причастен Эфрон, оказался для нее второй катастрофой.


рис.2
Полная идиллия: М.Цветаева, ее муж С.Эфрон (слева сзади) и К.Родзевич, новый «пылкий» любовник (справа сзади). Окрестности Праги, фото 1923 г.

рис. 4
Так и хочется сказать: умудренная жизнью поэтесса(?), фото 1928 г.

В эмиграции 20-х гг. семья М.Ц. жила бедно, ее публиковали от случая к случаю ( в бульварных эмигрантских изданиях), сбережений у семьи также не было. Вскоре они переезжают в Париж, где Эфрон долго болеет и нигде не работает. Но где-то в 30-х гг. положение семьи неожиданно резко улучшается, они снимают квартиру в Ванве на окраине Парижа. Оказалось, что С. Эфрон устроился в некий «Союз Возвращения на Родину» и с 1931 г стал секретным сотрудником НКВД. Скандал с убийством матерого чекиста и невозвращенца И. Рейсса в Швейцарии осенью 1937 г., к которому так или иначе был причастен Эфрон, оказался для нее второй катастрофой.

В октябре Эфрон бежал в СССР и вскоре оказался в Ленинграде (за ним в СССР в 1937 г. уехала Ариадна). Цветаева или ничего не знает, или делает вид, что ничего не знает. Её вызывают на допрос во французскую полицию, там она ведет себя не вполне адекватно, невпопад отвечает на вопросы, не к месту читает свои французские переводы… Следователи отпустили «эту полоумную русскую».

После бегства Эфрона из Парижа от М.Ц. отвернулись практически все: с ней перестали общаться, ее не печатали, жить было решительно не на что. Ей казалось, что выбора – нет: придется ехать к мужу. Но она, скорее всего, понимала, что писать в СССР совсем не сможет, но «если я не смогу писать – умру». Перед самым отъездом из Парижа, пришла новость об оккупации Германией Чехословакии.

В июне 1939 г. М.Ц. вместе с 14-летним сыном Георгием возвращается из эмиграции. На родине ее встретили совсем подозрительно: одновременно как жену бывшего белогвардейского офицера и провалившегося советского агента. Большинство прежних московских знакомых, уже давно её забывших, не испытывало никакого желания с ней общаться. Последние сочувствующие отшатнулись в 1939 г. после арестов дочки и мужа. Кроме того, она поселилась с семьей на даче в Болшеве, в доме, принадлежавшем НКВД. М.Ц. уже практически не пишет стихов: в 1940-41 гг. их появилось лишь одиннадцать.
Дочь М.Ц., Ариадну арестовали 27 августа 1939 г. и принуждали на следствии дать показания на отца, причем было известно, что задание группе, в которую входил Эфрон, давал непосредственно начальник иностранного отдела НКВД С.М. Шпигельглас, зам. самого Ежова. Она некоторое время держалась, но когда следователи «докопались» до того, что она не только знала о деятельности отца, но и принимала в операциях некторое участие, Ариадна начала давать показания. И вот в протоколе появляется роковая фраза: «Не желая ничего скрывать от следствия, я должна сообщить, что мой отец является агентом французской разведки».


С.Эфрон был арестован 10 октября 1939 г. следственной частью НКГБ СССР как французский шпион. Судим и осужден Военной коллегией Верховного Суда СССР 6 августа 1941 г. по ст. 58-1-а УК к высшей мере наказания с конфискацией имущества. В последнем слове на суде Военной коллегии С. Эфрон сказал: «Я не был шпионом. Я был честным агентом советской разведки». Расстрелян 16 октября 1941 г.

рис. 3
Вот во что превратился "милый мальчик", с которым М. Цветаева познакомилась в Коктебеле в 1913 г.; тюремное фото 1941 г.


8 августа 1941 г. М.Ц. вместе с сыном уехала в эвакуацию – в г. Елабугу, к месту своего последнего пристанища. Существует несколько версий ее самоубийства. Одно из самых распространенных – мол, не выдержала СССР. Однако М.Ц. жила же (и писала!) в послереволюционной Москве, несмотря на голод, холод и разруху, на постоянные разлуки с мужем, несмотря на смерть младшей дочери и на страх потерять старшую, и отнюдь не в тепличных условиях в эмиграции…

Вот некоторые из них:
1. Проблемы с сыном. Первой об этом поведала ее сестра – Анастасия Цветаева, которая считает виновным в смерти сестры ее сына – Г.Эфрона. Сын, скорее всего, все понимал и не одобрял действий материи – был не согласен с переездом в СССР, а затем из Москвы в Елабугу. «Вы похожи на страшную больную деревенскую старуху!» – как-то скажет он ей в запале. Этот разлад привел к тому, что сын даже не пришел взглянуть на самоубившуюся мать... Все предсмертные записке ему или о нем.
 2. Сотрудничество с НКВД. Эта версия заключается в том, что М.Ц., как реэмигрантке, отщепенке и жене шпиона, местные чекисты могли предложить сотрудничество и доносительство на сборище местного литературного бомонда.

3. Душевная болезнь. Многие подозревали, что она была психически нездорова, и не только в момент, близкий к моменту своей гибели. И она сама понимала это, что видно из предсмертной записки к сыну: «Мурлыга! Прости меня, но дальше было бы хуже. Я тяжело больна, это уже не я. Люблю тебя безумно. Пойми, что я больше не могла жить. Передай папе и Але - если увидишь - что любила их до последней минуты и объясни, что попала в тупик» (покоробила кличка-имя сына - «Мурлыга» в предсмертной записке…).

Но все эти версии, так или иначе, ведут к её мужу, С. Эфрону, бывшему белогвардейскому офицеру, завербованному в эмиграции органами НКВД - на нем лежит полная ответственность за судьбу и гибель Марины Цветаевой. Его бегство в СССР в качестве провалившегося советского агента определило дальнейшую судьбу «аполитичной», «немного безумной» и по-своему «недалекой» поэтессы, жизнь которой практически стала невозможной ни в эмиграции, ни на родине. Покорная судьбе она как бы плелась по жизни. Да, так сложилось, что ей не было места ни в эмиграции, ни в СССР, ни в литературе, ни в обществе вообще. Воистину говорят: «дороги, которые мы выбираем»…

Конечно, поэтесса пережила тяжелую трагедию: она осталась в стороне от столбовой дороги литературы и истории. А жизнь, как говорил А.Блок «может простить художнику все грехи, кроме одного – измены духу времени». М.Ц. изменила именно духу времени и заплатила за это самую высокую цену.

Но, с другой стороны, благодаря Советской Голгофе, она, как Феникс возникла из неизвестности и стала культовым и модным поэтом, главным образом, в женской среде… Стихи М.Ц. прошли эволюцию от детско-юношеских, романтическо-наивных: про родню, рыцарей, принцев, волшебников и мальчиков-любовников; в них мелькали разнообразные популярные литературно-исторические имена и персонажи… до зрелых, однако несколько своеобразных. Ее стихи после 1916-1917 г. стали слишком личными, эмоциональными, ассоциативными, эгоистичными, сиюминутными, связанными с каким-то неизвестными читателю контекстами, в большинстве своем непонятные и воспринимаемые с трудом… можно даже сказать графоманские. (критик Адамович писал: «напор её стихов воспринимается как истерия, проза её кликушеская…». В 1957 г. он повторил свои определения 30-х гг.: «истерическое многословие, клиническая болтовня, бред, густо приправленный безвкусицей, вороха словесного мусора».) И да, пролистав два томика «Библиотеки поэта» 1965 и 1990 гг,. нашел, на мой взгляд, всего лишь два достойных: «Мне нравится, что вы больны не мной…» и «Как живется вам с другою?»…

По материалам:

{C}

Ю. Краснощок «Тайна гибели Марины Цветаевой»: http://gazeta.zn.ua/SOCIETY/tayna_gibeli_mariny_tsvetaevoy.html

М. Вершинина «Я прожила не свою жизнь...» Ариадна Сергеевна Эфрон» http://www.memorial.krsk.ru/Work/Konkurs/13/Vershinina/0.htm

Ю. Коваленко «Знала ли Марина Цветаева, что ее муж — агент НКВД?»

http://www.synnegoria.com/tsvetaeva/WIN/efron/kovalenk.html

Ю. Москаленко «За кем была замужем Марина Цветаева: за литератором или шпионом?» http://shkolazhizni.ru/archive/0/n-21289/

Г. Горчаков http://www.gorchakov.org/publitzistika_efron.html

Л. Юдина «Тайная любовь Марины Цветаевой» http://blog.i.ua/community/1951/693330/

https://vk.com/marinatsvetaieva

М. Головко. «Марина Цветаева: версии гибели» http://www.pravmir.ru/marina-tsvetaeva-versii-gibeli/

С. Турчинская «И к имени моему "Марина" – Прибавьте: "мученица"» http://7iskusstv.com/2012/Nomer8/Tuchinskaja1.php

«Надо внушить мужчине, что он замечательный или даже гениальный.
И разрешить ему то, что не разрешают дома.
Ну, а остальное сделают хорошая обувь и шелковое белье».
Л.Брик



«Красавицей ее нельзя было назвать, но она умела преподнести себя так, что ее недостатки уходили на второй план. Обаяние ее было необыкновенным, оно выражалось в уме, во взгляде, в умении слушать собеседника, в разговоре и даже в походке. В ней была загадка, которую никто не смог разгадать, поэтому имя ее до сих пор обрастает небылицами и легендами…» – пишут бесконечные неразборчивые поклонники. «Такие женщины появлялись во все времена и во все эпохи – при дворе ли императора или среди богемы, они тут же становились центром притяжения. Как кометы, они неслись по жизни, собирая в свой «хвост» поклонников – ярких и талантливых людей. И как кометы, они разрушали все на своем пути» – пишут другие интернет-исследователи… Наконец: «Страшная женщина, жрица разврата, стерва, гейша и проститутка в одном лице»… Итак, пристально взглянем на эту «светскую львицу» и покопаемся в грязном белье ее любовных похождений….

Лиля Юрьевна (Уриевна) Каган, впоследствии известная как Лиля Брик, родилась в 1891 г., в богатой и добропорядочной еврейской семье Урия Александровича Кагана, юриста правозащитника, борца за права евреев, и Елены Юльевны Берман.

Еще в гимназии ходили слухи о литературных способностях Лили Брик, однако, потом оказалось, что в действительности все сочинения за нее писал учитель словесности, видимо, отнюдь не бескорыстно.

Родители пытались учить свою дочь, и Лиля охотно бралась за учебу, но, быстро заскучав от повседневной рутины, легко о ней забывала: сначала это был математический факультет Высших женских курсов, потом Московский архитектурный институт, какое-то время училась в Мюнхене на скульптора. «Но учеба не могла заменить того, что было куда интересней: любовные приключения, пылкие клятвы, тайные свидания, разрывы и новые встречи». В результате, секс по-видимому с пятнадцати лет, в семнадцать – аборт.

ScreenShot657
Редкое фото: смазливая Лиля во время отдыха в Германии летом 1906 г.,
ей 15 лет, бурные подростковые романы и аборт еще впереди.


Впервые в нее страстно влюбился родной дядя – даже потребовал свадьбы, благо законы иудейской религии не содержали на этот счет никаких запретов. Череда мимолетных романов должна была чем-то закончиться… и вот, наконец, нашелся учитель музыки, Гриша Крейн, с которым она согрешила прямо в комнате для занятий. От прочих бесчисленных и мимолетных увлечений, этот «роман с сексом» закончился одним: его результатом стала беременность. Осталось одно – делать аборт, который прошел неудачно – в результате чего Лиля Каган навсегда лишилась возможности иметь детей.

И вот, в 1912 г. московский раввин, наконец, обвенчал Лилю Каган (дочь юриста) и Осипа Брик (сына юриста) к радости родителей, посчитавших, что возможность выдать замуж беспутную дочь за дипломированного юриста – это очень хороший гешефт. (Известно, что дети юристов всегда большие оригиналы). Правда, родители жениха в восторге от выбора сына не были, зная «какой шлейф тянется за невестой». Но Лиля добивается замужества и получает более благозвучную фамилию Брик, по мужу. Однако, говорят, к 1915 г. реальная супружеская жизнь с Осипом Бриком прекратилась по ряду причин.

И тут ей подворачивается молодой начинающий поэт В.Маяковский, который уже два года как флиртует с ее сестрой Эльзой Каган, которая на 5 лет младше. Что произошло в теле Лили («душа» как-то не поворачивается рука написать), которая сделала на него ставку – соперничество с сестрой или меркантильный еврейский расчет – бог весть.

Оставим отношения замужней Л.Брик с поэтом-неврастеником Маяковским – этому посвящены тонны беллетристики. Однако заметим, что этот «роман» был любовно-меркантильным, длился почти 15 лет, и состоял из взлетов и падений. Обычно позанимавшись недельку сексом с поэтом, Лиля затем быстро охладевала к нему – больше беспокоилась о тряпках, хорошей парфюмерии, квартирах и прочих благах материальной культуры, флиртовала с другими. Ее отношения с поэтом были сложными, если не вызывающими. Сама в мемуарах писала, что ее раздражало в Маяковском все, включая его внешность и даже фамилию, похожую на «пошлый псевдоним», однако, время от времени сущность самки побеждала брезгливость. Да, две поэмки Маяковского были выпущены на средства Бриков, и, безусловно, способствовали его восходящей славе, но таким образом они подсадили поэта на крючок и потом доили его по полной программе вплоть до его самоубийства.

Уже через 3 месяца после самоубийства, 23 июля 1930 г. вышло правительственное постановление «о наследниках Маяковского» (sic!), инспирированное не без участия Бриков. Ими были признаны Л.Брик, мать и две его сестры. Каждой из них полагалась немалая пенсия в 300 рублей. Брик также получила и половину авторских прав, другую половину поделили родные Маяковского (почему-то вспоминается Елена Нюренберг-Шиловская-Булгакова, которая также отжала у родственников писателя права на его лит. наследие – см. ранее в журнале). Признав за Л.Брик все эти права, власть предержащие, по сути, признали факт ее двоемужия....

в неглиже_1924
Л.Брик в неглиже, ни дать ни взять – «девушка»
из французского борделя. Фото А.Родченко. 1924 г.


голая Брик
Обнаженная Л.Брик с целлюлитом и складками на ягодицах. Интимное фото самого О.Брика.

Но продолжим. Летом 1922 г. на даче в Пушкино Лиля знакомится с еще одним дачником – А.М. Краснощековым (Абрамом Моисеевичем Краснощёком), бывшим замнаркома финансов, членом комиссии по изъятию церковных ценностей, т.е. «по экспроприации имущества различных конфессий, прежде всего РПЦ». В это время жена Краснощекова находилась за границей и Лиля пристроилась на роль жены. Однако «роман» с Краснощековым длился недолго и неожиданно прервался: он растратил крупные суммы государственных средств и был осужден в 1923 г. Но ее имя в судебных документах не упоминается...

Еще одним экзотическим и загадочным любовником Л.Брик, которым она имела наглость дразнить самого Маяковского, был киргиз Юсуп Абдрахманов, чиновник Киргизской АССР. Известно, что они провели несколько дней вместе в Ленинграде в конце июня 1929 г.

Реальная Брик 1931

Реальная Брик 1931_2
Редкие фото Л.Брик, которые дают представление о том,
какой она была красавицей (здесь ей 40 лет). 1931 г.


Тем временем, в 1925 г. состоялся официальный развода О.Брика с Лилей, который затем женился на Е. Соколовой-Жемчужной, однако продолжал жить на квартирах Маяковского и прочих «мужей» Лили, уезжая для встреч с новой женой в командировки.

После смерти Маяковского, осенью 1930 г. Л.Брик быстренько выходит замуж за героя гражданской войны, высокопоставленного военного, комкора В.М. Примакова, у которого был уже опыт женитьбы на еврейках (вторым браком на Марии Ароновне Довжик). Она переехала опять вместе с О.Бриком (sic!) жить на Арбат, в Спасопесковский переулок, в кооперативную квартиру. Не исключено, что к Примакову приходили Тухачевский, Уборевич, Якир, Корк, Эйдеман, Путна и др. красные командиры при высоких должностях, впоследствии – фигуранты громкого дела. Не исключено и то, что Брики принимали участие в совместных застольях и посиделках. (Это, кстати, один из совсем мало освещаемых эпизодов жизни Л.Брик – невозможно найти ни одну фотографию, где они вместе). Однако с Примаковым нюх изменил Лиле – Примакова в 1936 г. арестовали по делу Тухачевского, а в 1937 г. расстреляли.

Тем не менее, буквально до этого (в 1935 г.) появилось знаменитое письмо Сталину, по поводу литнаследия Маяковского. Вполне, очевидно, оно преследовало несколько целей: во-первых, увеличить материальный достаток «семьи» (за счет новых переизданий сочинений поэта, половину гешефта имела же она), во-вторых, еще раз напомнить о себе, и, в-третьих, как-то подстраховаться в период массовых репрессий, получить, так сказать, некую индульгенцию. При помощи Примакова письмо дошло до Сталина, однако великий вождь на него не ответил. Но наложил резолюцию, адресованную Ежову (тогда еще работнику ЦК, а не всесильному главе НКВД), подлинный текст которой гласит: «Тов. Ежов, очень прошу вас обратить внимание на письмо Брик. Маяковский был и остается лучшим, талантливейшим поэтом нашей советской эпохи. Безразличие к его памяти и его произведениям - преступление. Жалобы Брик, по-моему, правильны. Свяжитесь с ней (Брик) или вызовите ее в Москву». Таким образом, резолюция вождя народов к Ежову(!) сделала Маяковского главным поэтом СССР. Кроме того, Сталин, видимо, запомнил, назойливую еврейку и уже после ареста Примакова, согласно красивой легенде, бросил язвительно-знаменитое: «Не трогайте жену Маяковского!».

Но в следующий раз пришлось довольствоваться малым, не помогли даже давние чекистские связи. Вскоре после расстрела Примакова Л.Брик выходит замуж за неприметного литературоведа-маяковеда Василия Катаняна (в 1937 г.), ставшим ее последним, четвертым «мужем» (де-юре - третьим). Однако у Катаняна она почему-то оказалась опять же с Бриком, и 8 лет они жили опять втроем, кормясь с наследия поэта, пока О.Брик не умер в 1945 г.

Брик и Катанян
Главный герой ее романа – В.А. Катанян, последний ее муж,
с которым она прожила 40 лет, кормясь наследием великого советского поэта
.


«Роман» Л.Брик с ГПУ/ОГПУ/НКВД длился с 1920 г. по 1936 г. – почти 16 лет. Не раз сообщалась, что как-то, при получении заграничного паспорта Л.Брик представила удостоверение ГПУ № 15073. Скорее всего, активным агентом она не являлась, но по складу своего характера вполне могла быть неявным осведомителем и участвовать в тайных провокациях и оперативных разработках. Так, она неоднократно «пасла» В. Маяковского во время его зарубежных командировок, которые не обходились без бурных романов, а Органы не устраивала перспектива возможного переезда живого советского классика куда-нибудь заграницу. В ее «салоне» отмечены такие чекисты высокого ранга и поголовно еврейского происхождения, как: Агранов, Горожанин, Горб, Эльберт и др. – с кем из них она была в интимно-оперативной связи история умалчивает. Ее сестра – Эльза Каган еще в марте 1918 г. получила разрешение ЧК на выезд из страны, чтобы выйти замуж за французского, вражеского по тем временам, офицера Андре Триоле; но затем ее переквалифицировали на поэта-сюрреалиста Луи Арагона (сестры Каган просто специализировались на поэтах!) – в последствии большого любителя СССР. Сам О.Брик официально состоял на службе в ГПУ с 1920 по 1924 гг. С другой стороны, В. Маяковский долгие годы являлся финансовой опорой «семьи», поскольку ни Лиля, ни Осип Брики особо нигде не работали и не имели ни малейшего желания это делать, и, следовательно, уход Маяковского в свободное плавание оборачивался для них катастрофой. Поэтому она, ничтоже сумняши, разными способами информировала ГПУ о его похождениях. «Тем самым постоянно работала на ГПУ, формально не работая в нем...». Чекистская тусовка не исчезла из дома Бриков и после смерти поэта, про который Б.Пастернак с брезгливостью сказал, что «квартира Бриков была, в сущности, отделением московской милиции».

Также странны ее «романы» с Примаковым, Краснощековым, Абдрахмановым и др. после них эти персонажи навсегда исчезали в подвалах НКВД. Но и с самоубийством Маяковского тоже много нестыковок, в 1928 г. он задумал написать поэму «Плохо»; а после фактического провала его юбилейной выставки - что он в ней мог написать? Сложно утверждать, но есть подозрения, что она могла быть одной из участниц (или использовалась втемную) в многоходовой операции чекистов по доведению его до самоубийства, и предусмотрительно, для алиби была отправлена заграницу. «Володе полезно страдать…» - не раз говаривала Лиля.

Но дело было сделано, и чекисты забыли про эту «звездную» семейку. Война и послевоенный период ввергли их в небытие. После ХХ съезда КПСС, в связи с разоблачением культа личности, чекисты-мясники 30-х гг. были уже не в фаворе. Кроме того, насквозь советского и пролетарского поэта решили очистить от «бытовой накипи», к которой отнесли и саму Л.Брик, и большинство из его еврейского окружения. Ее стали вымарывать из истории, литературы и даже с фотографий. И это, вроде, удалось, про нее забыли…

Однако Л.Брик вновь стала актуальна в конце 80-х - начале 90-х гг. ХХ в., когда начался распад СССР, и на волне антисоветизма с определенными целями появилась потребность вытащить из нафталина различных «злых гениев» и «проходимцев» эпохи построения социализма. Поэтому во время перестройки еврейское литературно-художественное лобби вытащило ее из небытия в виде «музы» Маяковского, «неземной любви», «загадочной и роковой женщины» и т.п., распропагандировало в прессе и интернете. Л.Брик даже попала в различные еврейские энциклопедии и книжки типа «знаменитые евреи», в качестве кого бы вы думали? – в качестве «литератора»… Может быть, уж лучше в качестве полового партнера поэта Маяковского? Однако многочисленные неравнодушные исследователи приподняли вуаль над «важной» покойницей...

Брик_старость
Все в прошлом… 1977 г.

Единственный мужественный поступок Л.Брик совершила тогда, когда покончила с собой 4 августа 1978 на даче в Переделкино, приняв смертельную дозу снотворного. Она решила, что своей физической беспомощностью при переломе шейки бедра причиняет обременяет близких. Прах Л.Брик, согласно ее завещанию, был развеян где-то в Подмосковье. На том месте установили камень с надписью 'ЛЮБ'...

Итак, что в сухом остатке: Природа наделила Л. Брик гипер-сексуальностью (по современным понятиям она была нимфоманкой), но обделила положительными человеческими качествами добротой, состраданием и т.п. Способностей к искусству не имела, однако носом чуяла материальную выгоду, проведя всю жизнь в погоне за гешефтами в литературно-художественно-чекистской среде. За беспутные грехи девичества бог наказал ее, лишив счастья деторождения. И это предопределю ее судьбу. Ибо можно было трахаться и не предохраняться! Более того, всю жизнь можно было не работать, становясь содержанкой, давая (в прямом смысле слова) за барахло, деньги, гонорары и квартиры.. Переспала со всем советским бомондом, который был ей доступен – биографы насчитывают более 30 высокопоставленных любовников Л.Брик (поэты, писатели, артисты, финансисты, военные, чекисты, литературоведы и т.п.). В «мужья» выбирала слабохарактерных, ведомых мужиков, таких как Брик, Маяковский, Примаков, Катанян, с помощью которых можно было делать гешефт. Была беспринципна, желала «иметь всегда и везде», в том числе, используя ГПУ/НКВД. И, видимо, постукивала периодически, когда надо – иначе трудно объяснить ее такую поразительную «плавучесть-живучесть».

Т.н. «муза» поэта уничтожила целый пласт эпистолярного наследия, большую часть собственных воспоминаний, дневник также подвергся редактированию - имена и факты, которые могли пролить свет на ряд событий, были вымараны.

Когда Лилины «прелести» наконец-то увяли, стала косить под творческого работника, пыталась заниматься переводами, писать рассказики и некие теоретические труды… Усилиями неразборчивого советского бомонда и различных престарелых воздыхателей была чудесным образом превращена в «светскую львицу». Говорят, ее «домашний салон» в квартире на Кутузовском в 1960-е гг. был заметным центром неофициальной культурной жизни. Еще говорят, у нее постоянно тусовались различные деятели культуры и искусства с прожидью и без, и даже познакомились М. Плисецкая и Р. Щедрин. А еще говорят, что сам поэт А.Вознесенский и сонм прочих советских литераторов получили путевку в жизнь благодаря ей. Но что можно было услышать от уже полоумной старухи - подробности ее бесконечных половых сношений?…

По материалам:
 А. Ваксберг. «Лиля Брик. Жизнь и судьба». М, 1998.
Брик Лиля. http://persona.rin.ru/view/f/0/35197/brik-lilja
Лиля Брик - загадочная муза поэта. http://adelina-4.livejournal.com/419224.html
Э. Рязанов. Загадка Л.Ю.Б. http://www.liveinternet.ru/users/4425308/post266512391/
Е.А. Муравьева. Роковая женщина Лиля Брик. http://culnhist.com/роковая-женщина-лиля-брик/
Эпатажные эпизоды из жизни музы Маяковского. http://www.fresher.ru/2013/11/13/epatazhnye-epizody-iz-zhizni-muzy-mayakovskogo/comment-page-1/
В. Иванов. Трибун и лирик. http://lebed.com/2007/art5084.htm
М. Захарчук. «Тифозная вошь советской поэзии», или Дульсинея Владимира Маяковского? http://mirnov.ru/arhiv/mn846/mn/27-1.php
М. Шатерникова. В пожелтевшей связке старых писем... Маяковский, Брик, Яковлева и др. http://www.chayka.org/node/3636 .
"ВСЕ ТАЙНОЕ СТАНОВИТСЯ ЯВНЫМ... ДАЖЕ В НАУКЕ"

"Академик Ландау считается легендарной фигурой в истории отечественной и мировой науки. Квантовая механика, физика твердого тела, магнетизм, физика низких температур, сверхпроводимость и сверхтекучесть, физика космических лучей, астрофизика, гидродинамика, квантовая электродинамика, квантовая теория поля, физика атомного ядра и физика элементарных частиц, теория химических реакций, физика плазмы – далеко  не полный перечень областей, фундаментальный вклад в которые внес Л.Д.Ландау". Про него говорили, что в «огромном Здании физики 20 в. для него не было запертых дверей»...

Однако, давайте-ка, посмотрим, что пишут про великого ученого Ландау не записные апологеты, а знающие люди. Итак:

Лев Давидович Ландау (часто называемый коллегами просто Дау), родился 9(22) января 1908 г. в г. Баку, в еврейской семье инженера-нефтяника Давида Львовича Ландау и его жены, врача Любови Вениаминовны Гаркави-Ландау.

С 1916 по 1920 гг. Лев Ландау учился в бакинской еврейской гимназии, где его мать - Л.В. Ландау была преподавателем естествознания. С 1920 по 1922 гг. учился в Бакинском экономическом техникуме. В 1922 г., когда ему было всего 14 лет, поступил в Азербайджанский государственный университет, где обучался одновременно на двух факультетах: физико-математическом и химическом. За особые успехи в 1924 г. был переведен в Ленинградский университет... 1927-1929 гг. Ленинградский физико-технический институт, 1932-1937 гг. Физико-технический институт г. Харьков, 1947-1950 гг. Московский физико-технический институт (преподаватель кафедры общей физики).

семьякую жизнь молодому ученому, сетра Соня и брат Тёмаи испортивший советскую жизнь молодому ученому, сетра Соня и брат Тёма.
Семья: отец - маститый инженер-нефтяник (служивший в частной нефтяной компании в Баку, а позже инженер-технолог "Азнефти"), таки испортивший советскую жизнь молодому ученому; сестра Соня и брат Тёма.

Отец: Д.Л.Ландау, инженер-нефтяник – в его профессиональной компетентности сомневаться не приходится…  был слишком хитрожопым, чтобы не погореть на незаконном содержании золотых монет царской чеканки. В марте 1929 г. он был задержан экономическим отделом АзГПУ по этому обвинению и некоторое время просидел в ГПУ. Тем не менее, АзГПУ освободила Д.Л. Ландау 5 сентября 1929 г. и выдала взамен обнаруженных золотых монет советские денежные знаки по тогдашнему курсу. Однако сыну он наплел, что, мол, невинно пострадал от Сов. власти «за вредительство на производстве». Это сыграло с Л.Ландау злую шутку, который, обидевшись на власть (взыграли, понимаешь, сыновья чувства!), пытался из ложных побуждений участвовать в некой антисоветской организации…

За что сидел в застенках ненавистного НКВД? Из материалов следствия (источник: «Известия ЦК КПСС» март 1991 г.):
«ЛАНДАУ показал о том, что в середине апреля 1938 г. участник группы КОРЕЦ предложил ему выпустить антисоветскую листовку. Сперва ЛАНДАУ, по его словам, отнесся к этому предложению отрицательно, но затем согласился, и 23 апреля принял участие в редактировании текста листовки, составленной КОРЕЦОМ и подписанной «Московский комитет Антифашистской рабочей партии». В виду ареста, последовавшего через 5 дней, ЛАНДАУ о дальнейшей судьбе листовки ничего не известно».

в тюрьме
«Бедный» молодой еврей-ученый, борец с «фашизмом», в застенках «фашистского» НКВД. 1938 г.

Благодаря заступничеству многих отсидел в тюрьме всего лишь около года и был освобожден в конце апреля 1939 г. Однако Органы запомнили неблагодарного ученого. Жизнь Ландау после ареста была вполне благополучна, за исключением того, что он стал невыездным и не участвовал в международных конференциях, если они проходили не на территории СССР. На протяжении многих лет за Ландау велось негласное наблюдение (в частности, его разговоры с сотрудниками и друзьями прослушивались).

ScreenShot658
Одно из писем-прошений об освобождении. Обращает на себя внимание последнее предложение – П. Капица взял на себя обязательство настучать на Ландау в НКВД, в случае чего... Два дня спустя, 28 апреля 1939 г. было подписано Постановление НКВД СССР о прекращении дела в отношении Ландау с передачей его на поруки.

Загадочная диссертация: Есть мнение, что Л.Ландау был не состоянии ее написать («Так как Ландау не сумел написать докторской диссертации, ВАК, снисходя к затруднительному положению молодого ученого, присвоил ему в 1934 г. степень доктора физико-математических наук без защиты диссертации», – пишет Майя Бессараб). Т.е., получается, не смог обобщить и формализовать все свои научные достижения и тупо скомпоновать текст. Защитил ли он какую-либо кандидатскую диссертацию?... – источники умалчивают…

Атомный проект: Всячески старался увильнуть от участия  в нем. Однако при жизни И. Сталина ему это сделать по понятным причинам не удавалось. По-видимому, подвизался на второстепенных ролях и работах – говорят, брал сложные интегралы для П.Капицы и других боссов проекта. (Хотя можно думать, зачем нужно было участие «выдающегося» теоретика в практических работах по созданию ядерной бомбы.) И уже после смерти вождя в 1955 г. быстренько сбежал к преподавательской работе в вузе.

Теоретик: А что делал Лев Давидович в физике? - создавал  многочисленные теории: в 1927 г. вводит понятие «матрицы плотности», применяемое в квантовой механике и статистической физике, затем создает квантовую теорию диамагнетизма электронов (т.н. диамагнетизм Ландау) (1930),  теорию антиферромагнетизма (1933), теорию доменного строения ферромагнетиков и ферромагнитного резонанса (1935), теорию фазовых переходов 2-го рода (1937), теорию промежуточного состояния сверхпроводников и статистическую теорию ядер (1937),  каскадную теорию электронных ливней в космических лучах (1938),  теорию сверхтекучести жидкого гелия (1941), полуфеноменологическую теорию сверхпроводимости (1950), теорию множественного рождения частиц при столкновениях высокоэнергичных пучков частиц (1950),  теорию двухкомпонентного нейтрино (1957), теорию для "квантовой жидкости" Ферми-типа (1958) и ряд многих  других... Какие из них остались в силе, а какие отметены практикой - бог весть...

«Теория конденсированных сред», «теория фазовых переходов второго рода», «теории квантовой жидкости» для вас хоть это что-то означают?  Однако, это, пожалуй, единственная работа Ландау, на которую ссылаются до сих пор.

А злые языки еще говорят, что Ландау не любил физические эксперименты (математик в душе!), а физические приборы видел только на рисунках в журнале "Юный Техник"...

Знаменитый Учебник:
Считается, что курс теоретической физик был задуман Ландау еще в юности. При его непосредственном участии написаны 7 томов: «Механика», «Теория поля», «Квантовая механика», «Статистическая физика (ч. 1)», «Гидродинамика», «Теория упругости» и «Электродинамика сплошных сред». После 1962 г. — «Квантовую электродинамику» написали В.Б. Берестецкий, Е.М. Лифшиц и Л.П. Питаевский.; два тома — «Статистическую физику (ч. 2) » и «Кинетику» написали Е.М.Лифшиц и Л.П.Питаевский.

Однако, по признанию Е.Лифшица, учебники серии Ландау и Ливщиц (Л&Л) написаны им и его аспирантами. И в отличие от методичек, ставших позже хорошими учебниками с ясным изложением, из книг Л&Л фонтаном прет спесь и самолюбование: «мы мол, Великие, мы так завернем, что вы, быдло, ни хрена не поймете». В книжке «Физики шутят», описан эпизод, произошедший во время визита Н.Бора в СССР. Фразу Бора: «Я никогда не боялся говорить ученикам, что я – дурак », Лифшиц перевел как: «Я никогда не боялся говорить ученикам, что они – дураки!» Потом, конечно, извинялся, мол, оговорился, на что кто-то из наших корифеев, заметил, что это не оговорка, а суть школы Ландау.

Среди многих выпускников физфаков бытует мнение, что «в учебнике нет ни одной мысли Лифшица и ни одного слова Ландау». Так что, если – это правда, то было очень эффективное соавторство.  Студенты физтеха при изучении курсов теоретической физики Л&Л, копаясь сразу во многих учебниках, выяснили, что, примерно, 2/3 курса Л&Л «сильно похоже» на материал 7-томного учебника по физике А.Зоммерфельда (http://www.twirpx.com/file/239243/). Но материал у Зоммерфельда выглядит более доступным и понятным.

Ещё одно, общее замечание: курс Л&Л густо изобилует тем, что в учебнике по максимуму должно отсутствовать –  фразами типа «Это очевидно, что…» (типа «недоумки – выводы и выкладки делайте сами»). Многих это морально напрягало, тем более, что многое «очевидное» на поверку оказывалось еще и банально неверным. Видимо не зря студенты-физики «Курс теоретической физики» от Ландау и Лифшица называют «Ландау и Лифчик»…

«Графофобия»: Многие друзья и коллеги Ландау не раз указывали на его графофобию, (т.е. боязнь писанины) непреодолимое внутреннее сопротивление, возникающее, если становилось необходимым что-либо написать. Вот что пишет по этому поводу Е.М. Лифшиц: «Ему было нелегко написать даже статью с изложением (без соавторов!) научной работы, и все такие статьи в течение многих лет писались для него другими. Непреодолимое стремление к лаконичности и четкости выражений заставляло его так долго подбирать каждую фразу, что в результате труд написания чего угодно – будь то статья или личное письмо – становился мучительным». Да и сам Ландау писал в одном из своих писем: «Извините за задержку, связанную с моей крайней антипатией к эпистолярному искусству». Между тем Ландау все-таки написал собственноручно немало писем жене, сестре, любовницам…

Научные ошибки Ландау:
 Статья: Гинзбурга В.Л., Ландау Л.Д., Леонтовича М.А. и Фока В.А. «О несостоятельности работ А.А. Власова по обобщенной теории плазмы и теории твердого тела» (Журнал экспериментальной и теоретической физики, 1946. Т. 16. С. 246) похожа на официальный донос, в ней, в общем-то, не отрицается, что А.А. Власов первым математически описал состояние плазмы и вывел закон дисперсии ленгмюровских волн, однако Ландау и здесь сумел во время подсуетился, подкорректировав коэффициент затухания волн… так образовалось его знаменитое открытие, кое-кому сейчас известное, как «затухание Ландау».

Л.Ландау был рецензентом статьи  Алиханова,Елисеева, Любимова и Эршлера «Поляризация электронов при β-распаде» (Журнал экспериментальной и теоретической физики, 1957 г.), однако просмотрел ошибку в расчетах, на что ему указали из отдела науки ЦК КПСС, намекнув на недостаточной уровень научной компетентности…


1280px-Landau_Bohr МГУ 1961
Воодушевленный Н.Бор и отрешенный советский физик-теоретик Л.Ландау на ступеньках физфака МГУ. фото 1961 г.

Ландавшиц_первый_том
Знаменитый учебник-нобелиант...

Вот что говорят умные люди про теорию:
 Успешное решение многих задач физики  математическими  методами (базирующихся на количественных обобщениях физических явлений, геометрических построениях и математической символике) породило крайне негативную тенденцию. Многие ученые, в том числе с подачи Ландау, стали отождествлять материальные процессы с самими математическими символами и формулами, выдуманными для объяснения сущности материальных процессов.

А условия применимости различных теорий и уравнений, их составляющих - отдельная наука. И над этим работают и теоретики и экспериментаторы. В одних условиях пренебрегают одной частью теории, в других - другой, до совершенной общей Теории - ой-как далеко... Можно постулировать, что:
1) Физические явления не требуют доказательств, они регистрируются  различными измерительными приборами/методами, как неопровержимые факты.
2) Теории представляют собой некие упрощенные и формализованные физические концепции, записанные с помощью соответствующего  математического аппарата и связывающие в единое целое ряд наблюдаемых фактов, зарегистрированных и постоянно воспроизводящихся.
3) Согласно критерию Поппера, любую теорию разрушает несоответствие всего лишь одному факту .

Многие промежуточные и неполные теории постоянно выбывают из "багажа науки", например: небесная модель Птолемея, алхимия, теория теплорода, формальная генетика, теория жидкого электричества... Факты в пользу теории - не работают накопительным итогом. Природа, как главный Арбитр, предъявляет всего лишь ОДНО явление против и все - выноси теорию вперед ногами!  Это - жизнь или материальная реальность, которая способствует  поступательному развитию науки.

Присуждение Нобелевской премии за открытие... учебника? В 1962 г. Л.Ландау был выдвинут на Нобелевскую премию по физике В.Гейзенбергом и Д.Пелламом из Калифорнийского технологического института. Пеллам выделил работу Ландау по сверхтекучести гелия, а Гейзенберг -  работы по квантовой теории диамагнетизма и по квантовой теории поля.  Другое представление, написанное Н.Бором, прибыло в Стокгольм слишком поздно и не стало считаться официальным документом для выдвижения на премию. Тем не менее, в 1962 г. Ландау Нобелевскую премию все-таки присудили «За пионерские исследования конденсированных сред, особенно жидкого гелия», но не за конкретное физическое открытие, как настаивал в своем завещании А.Нобель (за него П.Капица получит премию лишь в 1978 г.),  а за его теоретические истолкования...

А вот мнение Ландау о Черенкове, сделавшим реальное физическое открытие: «Такую благородную премию, которой должны удостаиваться выдающиеся умы планеты, дать одному дубине Черенкову несправедливо (справка - П.А.Черенков открыл новый эффект, получивший его имя). Он работал в лаборатории Франк-Каменецкого в Ленинграде. Его шеф - законный соавтор. Их институт консультировал москвич И.Тамм. Его просто необходимо приплюсовать к двум законным кандидатам» (цитируется по книге Ландау-Дробанцевой «Академик Ландау»).


Drobanceva
Конкордия Дробанцева-Ландау (1908-1984), жена физика Л.Ландау, а также его муза… и содержательница домашнего притона.

Когда наука побоку... или бабы, любовницы и жены Ландау.
Увлекшись наукой, Ландау дал себе обет никогда «не курить, не пить и не жениться». Он считал, что брак – это кооператив, ничего общего не имеющий с любовью. Однако скоро  встретил выпускницу химфака Конкордию Дробанцеву, которая разошлась со своим первым мужем... Она поклялась, что не будет ревновать его к другим женщинам, и с 1934 г. они стали жить вместе в гражданском браке. Ландау считал, что брак более всего разрушают ложь и ревность, и поэтому они - по задумке «великого физика» - заключили «пакт о ненападении в супружеской жизни», который давал относительную половую свободу супругам. Официальный брак был между ними заключён только  5 июля 1946 г., за несколько дней до рождения сына Игоря.

О своей непростой жизни с «гениальным» и «любвеобильным» мужем Ландау-Дробанцева после его смерти написала в мемуарах: «Академик Ландау. Как мы жили». В виде самиздата она распространялась в среде ученых-физиков, но вскоре почти все экземпляры были уничтожены тогдашними академиками и их женами, возмущенными ее скандальным содержанием. Мемуары официально были опубликованы лишь в 1999 г.

Кора предпочла первый вариант – принять установки мужа - т.е. свободные взгляды Ландау на брак. Т.н. физик-теоретик не обошел своим вниманием и эту область жизни - разработал беспроигрышную формулу счастья: супруги любят друг друга, но это не мешает им иметь других половых партнеров. «Жить нужно интересно, ярко», - говаривал Ландау, такой брак должен был процветать. В действительности его жена постоянно терзалась ревностью , была вынуждена делать вид, что ее ничуть не огорчают, свидания мужа идет с другими «девушками» («Коруша, что это у тебя такой кислый вид? Дай-ка я тебя оштрафую, вычту 1000 руб. из моей следующей зарплаты»), накрывала для «гения» и его «девушек» ужин на двоих и постель («Коруша, сегодня в шесть часов ко мне придет Гера... Пожалуйста, уйди из дома или сиди тихо, я сказал ей, что ты на даче»). В общем, жизнь с «гениальным» физиком скучной назвать очень сложно. Часто «физик» в теплых и ласковых письмах к жене писал о том, как он на курорте «осваивает» очередную «девушку»… А Кора честно пыталась его понять и изгнать «некультурный пережиток» - ревность, и быть веселой и всячески поддерживать яркость жизни «гения». В итоге, говорят, трахался самозабвенно, как кролик «все более со страшными еврейками, помешанными на физике»…


умирающий Ландау
Жалкий и умирающий Ландау с «красавицей» Корой… Постановочный кадр 1968 г. для иллюстрированного журнала.
("Даунькина палата" так называла Кора последнее пристанище академика, скончавшегося 1 апреля 1968 г.)












барельеф
И вот, что от него осталось - карикатурный барельеф на ул.Низами в г.Баку (Азербайджан)...

Публикации: Известно 98 научных публикаций Л.Ландау, вошедших в собрание его трудов и 17 не включенных, а также 7 книг, не включая многотомный курс Л&Л (http://ega-math.narod.ru/Landau/Dau2003.htm#ch15). И здесь надо отдать ему должное – он явно не был графоманом от науки, в отличие от советских/российских академиков позднего разлива. Например, таких как К.Я. Кондратьев (с его более 1500(!) научными статьями и 102(!) монографиями), или как В.Г. Бондур (600 научных трудов и патентов на изобретения). По данным интернета  всего лишь одна из его работ является сейчас актуальной, а именно: "К теории сверхпроводимости", ЖЭТФ, 1950  (совм. с В.Л.Гинзбургом; 1854 цитирований).

В сухом остатке: Он был и остается выдающимся педагогом, создавший мощную научную школу из вчерашних пролетариев и крестьян тогдашнего СССР. Его курс теоретической физики, собранный из разрозненных публикаций и данных превратил ее в науку, фетишизировав ее и его самого. С другой стороны, характерная для Ландау «теоретическая фронда» и математический формализм, оторвавшие теоретическую физику от экспериментальной, обрекли российскую физику сначала на вторичность по отношению к западу, а затем на мелкотемье и практическое вымирание...

Сам Ландау подвел  итог своей жизни как-то пожаловавшись, что он живет  в то время, когда все открытия уже сделаны – но оказалось, что как раз Ландау и его школа существовали во время, когда  парадигма современной физики только формировалась, но она практически не внесла в нее ничего такого, что не могли бы сделать другие...

Одна из последних новостей - снимается художественный фильм о жизни Ландау, в главной роли - Максим Галкин....

По материалам:
http://lib.ru/MEMUARY/LANDAU/landau.txt
http://ega-math.narod.ru/Landau/Dau2003.htm
http://pyhalov.livejournal.com/83088.html
http://pyhalov.livejournal.com/84168.html
http://www.livelib.ru/book/1000219676
http://berkovich-zametki.com/2008/Zametki/Nomer4/Ryndina1.htm
http://shkolazhizni.ru/archive/0/n-12165/
http://russcience.euro.ru/papers/iliz96at.htm

Искренне также благодарю многочисленных "почитателей" и "недругов" Ландау, опубликовавших свои опусы в интернете.

Profile

a.shobel
alfred_shnobel
alfred_shnobel

Latest Month

November 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Page Summary

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel